Вверх страницы

Вниз страницы

Чау-чау и компания

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Зацепило.

Сообщений 21 страница 40 из 50

21

Самый лучший доктор.

Михаил открыл глаза и не сразу понял, где он находится, так как перед ним была натянута какая-то белая материя, а из-за нее раздавались странные звуки - как-будто человек тихо напевал себе под нос какой-то популярный мотивчик. Самым первым желанием было вскочить и посмотреть, что происходит, но тело Михаила не особо спешило его слушаться.

- Где я? - с трудом произнес он.
Человек за ширмой замолчал и, видимо, ненадолго задумался.
- Проснулся что ли?.. - скорее у себя самого, чем у Михаила, задумчиво спросил голос.
- Где я нахожусь? Что со мной?
- Мда... Совсем плохой анестетик. Бракованный, наверное.
- Да где я, черт возьми?! Вы кто? - собрав все силы, выкрикнул Михаил.
- Не кричите, милейший. Вы в реанимации, все нормально.
- В реанимации? Это по вашему нормально? Что со мной случилось? Я же дома был... Ничего не помню...
- Да успокойтесь, - по голосу было слышно, что человек за ширмой улыбается, - плановая душевная реанимация.
- Вы простите, но у меня эти три слова в голове никак не сопоставляются, - нахмурившись, произнёс Михаил, - это, вообще, что значит? Я в больнице?
- Да дома вы, все хорошо. Раз уж вы проснулись, то не мешайте, пожалуйста, мне работать. Вам от этого будет только лучше.
Михаил скосил глаза и, действительно, увидел знакомые обои на стене и краешек окна, за которым было еще темно. Голос продолжил напевать песенку, как ни в чем не бывало. Напрягая свою память, молодой человек попытался восстановить в ней все события вчерашнего вечера.

"Так... Я помню, что пришел с работы, поужинал... Что дальше то было? Хотел позвонить своей девушке, но у нее был телефон выключен... А! Она ж потом мне сама перезвонила и сказала, что...".
Все события мигом выстроились в одну цепочку. Он в деталях вспомнил тот родной, слегка виноватый голос в трубке, который сбиваясь с одного на другое, долго рассказывал о том, что она не видит с ним будущего, что его друг Сашка предложил ей поехать с ним на море и послезавтра они вдвоем уезжают на побережье. Потом она попросила больше не звонить ему и отключилась. Сначала он подумал, что это какой-то розыгрыш и принялся названивать Сашке. Он взял трубку только с третьей попытки и на все вопросы Михаила лишь вздыхал в ответ и говорил, что так получилось.

В груди снова что-то защемило и та самая, почти ощущаемая физически боль, опять разлилась по груди, проникая в каждую клетку тела.
- Ой, опять шов разошелся, - снова послышался голос из-за ширмы, - молодой человек, вы зря сейчас это всё вспоминаете. Этим вы мне очень мешаете.
- Доктор, что со мной случилось? - как-то отрешенно спросил Михаил.
- Доктор... Меня так еще не называли, но мне нравится. Доктор, - голос, видимо, пробовал на вкус новое обращение к нему, - что с вами случилось, вы лучше меня знаете. А я здесь пытаюсь вам помочь. Рана достаточно глубокая, плюс ко всему еще есть несколько паталогий, но, я думаю, что курс моего лечения должен будет вам помочь.
- Рана? Я что-то вчера с собой сделал?
- Да нет конечно, вы же разумный человек. Тем более, что я не занимаюсь лечением физических повреждений.
- А какими вы занимаетесь?
- Ладно, - голос вздохнул, - раз уж вы не спите, то я вам буду рассказывать, что я делаю. Сейчас я еще раз вскрою вашу душу, потому что из-за ваших несвоевременных воспоминаний, швы снова стали чувствить.
- Простите, что делать?
- Чувствить, а что?.. Ах, извините, вы же не привыкли к нашему профессиональному сленгу. Я поясню... Дело в том, что ваше тело наполнено кровью, и при более-менее глубоком повреждении, она начинает вытекать из вас. С душой примерно то же самое, только в ней вместо крови циркулируют чувства и эмоции. При ее повреждении, они начинают вытекать из раны. Вы ощущаете это как всплеск различных эмоций. В этот момент они покидают вашу душу. Но дело в том, что если при кровотечении не остановить кровь, то человек погибнет. А если не остановить чувствотечение, то погибнуть может душа. Сами понимаете, без них может начаться куча самых различных заболеваний. А в конце - душевный некроз. Это самый печальный итог. Вы продолжаете жить, но вас уже ничего не радует и не огорчает. Человек без чувств превращается в, своего рода, овощ. Как правило, время физического существование такого человека сокращается до нескольких лет. Хотя, бывают случаи, что люди без душ проживают до самой старости. Но это, скорее, исключения, лишь подтверждающие правила.
- Вы это все серьезно?
- Серьезней некуда. Простите, как вас зовут?
- Михаил.
- Миша, сейчас я сделаю надрез души, могут брызнуть воспоминания, не пугайтесь.
В груди что-то резануло и перед глазами Михаила появилось лицо его девушки. Он вдруг вспомнил, как они познакомились. Это было в одном из летних кафе, куда он зашел перекусить со своими приятелями. Она сидела за соседним столиком, пила чай и вдруг посмотрела на него. Ииенно тогда он впервые осознал, что значит раствориться в чьих-то глазах...
- Все нормально? Как самочувствие? - голос снова вывел его из болезненных воспоминаний.
- Как-то не очень, доктор. У меня вопрос один.
- Да, конечно, задавайте.
- Вот вы сравниваете это ваше... чувствотечение с потерей крови. Но разве кровь не выполняет функции закупорки всяких там царапин? Раньше даже кровопускание делали.
- Абсолютно верно, Михаил. При небольших повреждениях, это очень даже хорошо. Вот, к примеру, сели вы на покрашеную скамейку в своих любимых брюках. Неприятно? Конечно неприятно. Это событие можно сравнить с очень-очень маленькой царапинкой на вашей душе. Чувства чуть выступили, запеклись и всё. Через день вы уже об этом не вспомните. А вот если вы станете убиваться по своим штанам несколько месяцев, то это очень плохо повлияет на ваше душевное самочувствие. Ранка будет чувствоточить, возможно гноиться и, в конце концов, приведет к неприятным последствиям. Вот такие дела... Но у вас другой случай. У вас широкая рваная рана. Без реанимации ваша душа может обесчувствиться в течение пары дней. Кстати, у вас здесь небольшая синяк на ней. Это от чего? Я сейчас чуть-чуть нажму...
Михаил скривился и вздохнул.
- Ну вот, напомнили... Это у меня позавчера кошелек в автобусе вытащили.
- Тьфу ты, мелочь какая. Сейчас я лед приложу.
Михаил вспомнил, что в нем не было ничего ценного, так как деньги и документы он по привычке носил в разных карманах куртки. Да и кошелек был уже старым и потертым.
- Так легче?
- Да, спасибо, доктор, - улыбнулся он.
- Пока еще не за что, - ответил голос.
- Скажите, а вы ко всем так приходите?
- Ну, а как же? Без меня вы бы уже давно все обездушились.
- А почему ночью?
- А когда еще? Самое лучшее время. Вы спите, никто мне не мешает. Где мне вас днем ловить?
- Это да, - протянул Михаил, - а что? Очень удобно, спишь, смотришь себе сны, а тебя лечат.
- Ой, вы знаете, ваши сны - это отдельная история. Иногда так скучно одному, приходится сочинять всякие сказки, песни петь, разговаривать с самим собой. Я недавно только понял, что все, что я говорю, люди видят во снах. Теперь стараюсь себя сдерживать, а то потом как послушаешь, что людям снится, аж самому страшно становится - неужели это я такое рассказывал, - было слышно, как доктор засмеялся, - а вообще, вы ж как дети малые. Всю ночь над вами пыхтишь, шьешь, обезболиваешь, реанимируешь, а потом вы просыпаетесь и у вас прям руки чешутся поковыряться в своей ране, отодрать болячку, посмотреть - что там, под ней. Хоть по рукам вас бей. Поэтому у некоторых так долго все и заживает. Вы, я надеюсь, не из таких?
- Хотелось бы не быть таким, но точно вам ответить не могу.
- Так, сейчас будет немножко больно. Я еще один шов наложу. У вас, оказывается разрыв раздвоился. Я сразу и не заметил.
Михаил вдруг отчетливо вспомнил, как он со своим другом Сашкой отбивались от нескольких гопников в одном из темных переулков своего района. Как потом сидели на скамейке и вытирая кровь со своих лиц и кулаков, пообещали, что всегда, до самого конца жизни, будут вместе и никогда не оставят друг друга в беде. В груди снова закололо острой и тягучей болью.
- Вот, так лучше, - снова послышался голос, - я тут все продизенфицировал, надеюсь, что не будет заражения души.
- А это что?
- Вы знаете, это очень неприятное заболевание. Даже и не знаю, что хуже - некроз или заражение. Дело в том, что иногда в таких случаях в душу попадает... Как бы так обьяснить... Инфекция. Это происходит, если вовремя не обработать рану. Она потом затягивается и, на первый взгляд, все с ней хорошо, но внутри уже идет процесс заражения. Она убивает все положительные эмоции и оставляет лишь негатив. Человек живет в постоянных тревогах. Злость, обида, зависть, все это жрет его изнутри. Разрывает душу на части, заставляет вскрываться старые раны... В общем, неприятное зрелище. Но у вас, вроде бы все хорошо. Я очень на это надеюсь.
- Доктор, а как долго будет проходить лечение?
- Ну, это зависит от вашего иммунитета, в первую очередь. А во вторую - я вас очень прошу, не ковыряйтесь в ране. Не надо дергать за нитки, не надо смотреть, что там. Там ничего интересного. Нити сами рассосутся, все затянется и, может быть, только маленький шрамик останется.
Глаза Михаила начали тяжелеть, а сознание туманиться.
- Спасибо вам, доктор. Мне, кажется, стало гораздо легче. А как вас зовут? - сквозь надвигающуюся пелену, выговорил молодой человек.
- Да на здоровье, Миша, - улыбнулся врач, - все будет хорошо, ты не переживай. А зовут меня... Зовут меня - Время. Но теперь я буду представляться по-другому. Теперь я - Доктор Время. А что, неплохо звучит, по-моему.

Михаил уже не слышал, что говорит врач. Он спал и видел сказочно красивые сны, а Доктор Время сидел рядом и рассказывал ему интересные истории о людях и об их судьбах, о любви и ненависти, о жизни и смерти. Он делал то, что умел делать лучше всех - лечить рваные раны на еще живых душах людей.

(с) ЧеширКо —- Дневники.Онлайн, 2016

http://vk.com/dnevnikionline

22

Магарыч
http://s8.rimg.info/21807c30a29daff0dba96a599c5c7033.gif 
Все правильно, конечно, хотя и очень трудно НЕ

Магарыч написал(а):

поковыряться в своей ране, отодрать болячку, посмотреть

Может, поэтому я думаю, что время не лечит, а лишь притупляет боль и раны, т.к. из памяти то не сотрешь..

23

Busja написал(а):

Может, поэтому я думаю, что время не лечит, а лишь притупляет боль и раны, т.к. из памяти то не сотрешь..

Самое обидное, что труднее всего стереть из памяти то, что больше всего хочешь забыть.

24

Дневник Домового (официальная группа) ЧеширКо

Перечитывая заново.

50/50

Иван открыл дверь и вошел в кабинет. За столом сидела молодая девушка и стучала пальцами по клавиатуре.

- Здравствуйте, - она отвлеклась от монитора и взглянула на вошедшего, - ваше имя, фамилия, отчество, дата рождения?
Иван назвал и оглянулся по сторонам. Кроме двери, через которую он сюда попал, в противоположной стене были еще два выхода без каких либо указателей и табличек.
- Так, Иван Евгеньевич... - девушка слегка прищурилась и уставилась в монитор, - вы присаживайтесь, не стесняйтесь. Сейчас быстренько все посчитаем и пойдете.
- А что посчитаем? - молодой человек присел на стул, стоящий у стола.
- Посчитаем уровень вашей положительной и, соответственно, отрицательной накопленной энергии. Переведем в проценты, и, по реультатам определим ваше дальнейшее место пребывания. Либо зона отрицате...
- Вы можете нормальным языком говорить? - перебил ее Иван, - выходит, я все-таки умер?
- Да.
- И теперь вы будете решать, куда мне идти, в ад или в рай?
- Ну, если использовать вашу терминологию, то да, - равнодушно ответила девушка.
- Понятно, - вздохнул Иван, - ну, считайте. А где, кстати, ангелы?
- На работе, согласно распорядку дня. Итак, начнем.
Девушка стукнула по клавиатуре и принялась читать текст с монитора.
- Иван Евгеньевич... Родился... тра-та-та, это мы пропустим. Вашу биографию, я думаю, вы сами помните. Ага, вот начало таблицы. Сейчас я быстро все данные в программу вобью и всё. Так, спасенных человеческих жизней - 0, спасенных жизней других существ - 3, испорченных настроений - 15467. Это на 5,6% превышает среднестатистический показатель, поэтому пойдет в минус. Дальше. Поломанных судеб - 1, случаев мести - 516. Это хороший показатель, ниже среднего. Немного уменьшит коэффициент от поломанной судьбы. Случаев лжи... Ну, тут очень длинное число, зачитывать не буду. Но вы не расстраивайтесь, оно в пределах нормы.
- Скажите, а поломанная судьба... Можно узнать, чья?
- Да, конечно, секунду, - девушка кликнула мышкой, - Анастасия Михайловна, ваша первая жена. После развода вышла замуж за...
- Всё, не продолжайте, понятно, - помрачнел Иван, - значит, правду говорили.
- Продолжим?
- Да, давайте.
- Оказаний помощи нуждающимся - 1560. Это очень хорошо. Почти на 50% превышение нормы. Предательств два, но оба прощенные. Убийств людей - 0, убийств других существ - 10436.
- Ого! Да это вранье! Я не убивал никого!
- В это число входят также комары, тараканы и так далее.
- А, ну если так, то возможно, - немного успокоился Иван, - это тоже в минус?
- Ну не в плюс же, - улыбнулась девушка, - далее. Невыполненных обещаний - 16700.
- Да там половина из них, это обещания курить бросить и кран починить!
- Тем не менее. Я оперирую лишь цифрами, поэтому не перебивайте меня, пожалуйста. Случаев беспричинного гнева - 38980.
- Это всё из-за телевизора и новостей, - пробурчал Иван.
- Случаев искреннего сочувствия - 1798, раскаяний - 1405, случаев ненависти - 715, краж - 16.
- Каких еще краж?
- В 1983 году, апрель, 18 число. Два яблока на рынке. В том же году, 22 июля...
- Да бросьте вы, мы тогда еще детьми были, развлекались так! Нас один раз даже поймали!
- К сожалению, в списке раскаяний этого инцидента нет.
- Да что там раскаиваться то? Подумаешь! - Иван махнул рукой.
- Иван Евгеньевич, вы меня постоянно перебиваете. Давайте так сделаем. Я сейчас все данные вобью, программа посчитает, а потом вы уже зададите все, интересующие вас вопросы. Хорошо?
- Да вбивайте, я то что?
- Отлично, - с этими словами девушка стала молча стучать по клавишам. Минут через десять он в последний раз щелкнула мышкой и улыбнулась, - вот и всё. Подсчет займет не больше тридцати секунд. Волнуетесь?
- Ну, честно говоря...
- Не волнуйтесь, - не дослушав, перебила его девушка.
Некоторое время они молчали.
- Всё! - обрадованно воскликнула хозяйка кабинета, - Ваш результат...
- Ну? Куда мне?
- Да ну, не может быть! - глаза девушки удивленно хлопали ресницами.
- Что там?
- Подождите секунду, небольшая техническая неполадка.
Девушка сняла трубку со стоящего на столе телефона и приложила к уху.
- Вы не могли бы зайти ко мне? У меня тут... В общем, проблема небольшая. Ага. Хорошо, жду.
- Да что у вас там произошло? - не унимался Иван.
Через пару минут в кабинет вошел высокий мужчина. Даже не взглянув на Ивана, он подошел к девушке.
- Что случилось? - низким басом спросил он.
- Вот, - девушка указала на монитор, - все вбила, запустила счетчик и вот такое получилось...
- Хм... Ну и что нам с ним делать теперь?
- Я вас поэтому и попросила зайти.
- Да что там случилось то? - Иван не на шутку разволновался.
- Дело в том, - задумчиво произнес мужчина, - что счетчик выдал не совсем обычную процентовку. Ровно 50% с кучей нулей после запятой. Получается, что формально мы не можем направить вас ни в одно из мест пребывания. Странно, я такого раньше не видел.
- И что мне теперь, до смерти тут сидеть? В смысле, до... Что там у вас вместо нее тут?!
- Не кричите, пожалуйста! Вы нам мешаете!
Какое то время, мужчина с девушкой что-то негромко обсуждали.
- Ребят, я придумал! - Иван встал со стула, - а давайте я сейчас какой-нибудь комплимент отвешу девушке, вы мне его в плюс запишите, да я пойду уже?!
- К сожалению, графы "Комплименты" наша программа не предусматривает. Зато есть графа "Случаи лести". Можете попробовать.
- Тогда нет, я лучше не буду, - снова уселся на стул Иван.
- Не выйдет, - произнес мужчина, - учитываются только прижизненные действия. Сейчас вы хоть голым бегайте тут, это нигде не зачтется.
Еще несколько минут прошли в обсуждениях.

***
- ... поэтому я другого выхода не вижу, ты согласна? - услышал Иван последний обрывок фразы мужчины.
- Согласна. Не будет же он, и правда, сидеть тут. Раз нет другого выхода, то ничего не поделаешь, - ответила девушка.
Мужчина подошел к Ивану и остановился в двух шагах от него.
- Встаньте, молодой человек.
- Что? Зачем? Что вы на меня так смотрите?
- Встаньте, вы плохо слышите?
Иван встал со стула, боязливо озираясь по сторонам.
- Что вы решили? Что вы молчите? Скажите уже, что...
Резкий удар в грудь заставил Ивана согнуться пополам. Мужчина подошел ближе, схватил его за подбородок и, приподняв лицо нанес еще один, сильный удар. Перед глазами Ивана все поплыло и он потерял сознание.

***
- Пульс есть! Отключить дефибриллятор! Дыхание?
- Есть дыхание. Слабое.
- Подготовьте инъекцию адреналина. На всякий случай...
- Жить то будет, как думаете, Степан Васильевич?
- Пока неизвестно. 50 на 50. Не отвлекайтесь!

©ЧеширКо —- Дневники.Онлайн , 2015

25

Интересно! По-моему, у Киплинга есть стих про человека, которого никуда не брали - ни в ад, ни в рай, потому что он ни плохого ни хорошего не делал, и отправили обратно жить. Здесь ситуация лучше

26

Вкрути мне лампочку". Врач скорой — о капризных алкашах.

— Я вызвал вас узнать, как лечить чесотку, — сказало пьяное существо мужского пола, одетое только в семейные трусы.

Существо стояло в дверном проёме, загораживая бригаде вход в квартиру. У него была лысая голова и кучерявые волосы по всему телу. Запах пива, которым запивали водку, перебивал даже запах мусоропровода, который был забит насмерть.

— Скорая такими вещами не занимается, — ничему не удивляясь, ответил фельдшер.

— Тогда до свидания, — заплетающимся языком произнесло существо и захлопнуло входную дверь.

Логично было бы считать вызов законченным. Фельдшер просто бы отзвонился диспетчеру и получил бы следующий адрес. Или вернулся бы на станцию. Но у нас в подобных случаях надо звонить ответственному врачу станции и уповать на то, что сегодня дежурит адекватный коллега.

В этот раз не повезло.

— Как! Вы ушли с вызова, не осмотрев больного! Да вы знаете!.. — почти кричал врач. — Немедленно вернитесь, вызовите полицию, позвоните на психиатрический пульт. Или вы осмотрите больного, или пусть распишется, что помощь ему не нужна.

Тяжело вздохнув, фельдшер позвонил всем, кого перечислил "ответственный".

Сотрудники психиатрической службы, оценив "адекватность" ответственного врача, сразу отказались отправлять свою бригаду.

Полиция приехала. Через час. Всё это время фельдшер спокойно покуривал, прогуливаясь у своей машины, болтая с водителем о тяжёлой жизни алкашей и прочих маргиналов.

— Ты нас достал уже! — старший наряда, когда открылась дверь в квартиру, с порога начал атаку. — Ты достал уже всех: соседей, нас, теперь вот скорую начал доставать! Хочешь в обезьянник? Сейчас организуем!

— Что, постоянный клиент? — спросил фельдшер сержанта.

— Убил бы, — в сердцах произнёс сержант. — Ни днём, ни ночью покоя нет. Как начинает пить — по три раза сюда ездим.

— А вкрути мне лампочку в люстру, — обращаясь к сержанту, вклинился в разговор хозяин квартиры. — Ты, длинный.

— Я вкручу тебе лампочку, — многообещающе произнёс сержант. — Я сейчас вкручу её тебе в... (он назвал некоторые части тела).

— А ты? — тут алкаш невозмутимо повернулся к фельдшеру. — Может быть, ты мне поможешь?

— Конечно. Потом. Когда вкрутят. Я её тебе выкручивать буду. Оказывать медицинскую помощь.

Напарник сержанта всё это время тихо угорал от смеха.

— Короче! — сержант повернулся к фельдшеру. — Где ему тут расписаться надо?

Фельдшер протянул мужику карту вызова и ручку.

— Расписывайся.

— Я своей, — мужик достал откуда-то полуизгрызанную пластмассовую ручку, поставил свою подпись и вернул карту.

Затем со словами: "А это тебе на память, чтоб вспоминал" — сунул ручку в нагрудный карман фельдшера. Уходя из квартиры, фельдшер вынул подарок из кармана и аккуратно зашвырнул его под шкаф.

Покурив с парнями из доблестной полиции, фельдшер сердечно распрощался с ними, и все разъехались по своим героическим делам. Ночью фельдшер, прикорнувший в кресле на подстанции в ожидании вызова, был разбужен телефонным звонком.

— Это ответственный врач. После вас на вызове (он назвал номер карты и адрес) пропала какая-то дорогущая ручка. Больной скандалит и требует вернуть. Вы уж съездите, верните.

— А я её брал?

— Ну больной же говорит...

— То есть вы меня сейчас конкретно обвиняете в воровстве? Без суда и следствия?

— Нет... — ответственный врач замялась. — Я ни в чём таком вас не обвиняю. Может, машинально в карман сунули, по привычке. Больной же требует.

— Давайте без обид: перезвоните и объясните, что в случае пропажи или кражи вещей он должен звонить в полицию, а не в скорую. А полиция пусть разбирается.

На том и порешили. На следующее утро фельдшер услышал рассказ коллеги по работе, который живёт в том же доме, что и алкаш. Ночью этот сосед-алкаш на весь подъезд орал, что у него пропала золотая ручка "Паркер". Потом он долго с кем-то перезванивался и наконец вызвал полицию.

Приехали всё те же. Двое — высокий сержант со своим смешливым напарником. Что было дальше, фельдшер не знал. Но, по рассказам того же коллеги, последние три месяца сосед ведёт скромный, уединённый образ жизни, выходя из квартиры только по вечерам, исключительно за продуктами и четвертинкой водки.

Автор Дмитрий Беляков
Фельдшер "скорой помощи"

С ЯПлакал...

27

Магарыч написал(а):

ЯПлакал...

Я тоже))

Магарыч написал(а):

Я вкручу тебе лампочку, — многообещающе произнёс сержант. — Я сейчас вкручу её тебе в... (он назвал некоторые части тела).
            — А ты? — тут алкаш невозмутимо повернулся к фельдшеру. — Может быть, ты мне поможешь?
            — Конечно. Потом. Когда вкрутят. Я её тебе выкручивать буду. Оказывать медицинскую помощь.

http://s9.rimg.info/f440e99cf99cd84dc809b4e34f7d06a2.gif 
Но вот это

Магарыч написал(а):

Как! Вы ушли с вызова, не осмотрев больного! Да вы знаете!.. — почти кричал врач. — Немедленно вернитесь, вызовите полицию, позвоните на психиатрический пульт. Или вы осмотрите больного, или пусть распишется, что помощь ему не нужна.

- неужели правда?

28

Busja написал(а):

- неужели правда?

Лен, судя по тому, что подруга, работающая старшим фельдшером на неотлоге рассказывает, практически так и есть. И режут их, медработников, и психов до хрена, а бумажек и прав мало.

29

Плохо еще то, что в тоже время кому то было ох как плохо на самом деле а скорая все не ехала.... И мучался  бедный человек(((

30

Я давно считаю, что надо ввести штрафы за ложные вызовы неотложной помощи. Когда молодая девица вызывает себе бригаду, а по приезду требует вылечить ей мозоль, натертую новыми туфлями,  это уже вообще не лезет ни в какие ворота.

31

Непросто определить границы. У человека может быть сердечный приступ, который прошел, пока скорая полчаса ехала. А когда явное издевательство - надо вызывать милицию

32

Да про границы согласна. Я стараюсь всеееее иметь дома. И сама умею и внутривенные уколы делать и капельницы ставить. И мужа научила. Хотя в нашу деревню скорая приезжает. Станция не далеко и пробок нет. Но приезжают только со своими знаниями. Лекарств нет.

33

Лена и Лин+Ум написал(а):

А когда явное издевательство - надо вызывать милицию

У них есть своеобразный «чёрный список квартир», куда без милиции не ездят, а то полиция у нас тоже не торопится иногда, а у врачей вызовы, график и определенное количество вызовов на машину.

34

Скотина Баскервилей.

Однажды, очень давно, мой друг Серега жил в деревянном бревенчатом домике. Таких домиков вы не найдете ни на Бродвее, ни, тем более, в центре Москвы, зато в нашем городке они в огромном ассортименте. Внутри такого домика всегда печь, которую надо топить дровами, а снаружи обязательно живет собака на цепи.

Вот и Серега, чтобы не выделяться среди соседей, завел себе собаку. Прицепил ее на цепь у калитки и назвал Бобыч, потому что собака была кобелем. Бобыч стал бдительно охранять вверенное ему имущество.

Ну, то есть как, бдительно? Приходишь, например, в гости, а Сереги дома нет. Не случилось никого дома, и висит такой амбарный замок размером с ананас. А собака?

А собака дома. Бобыч высовывает голову из конуры и лениво так говорит:

— Гааааф…

Это значит: «Слышь чего, мужик, хозяев дома нет, и ради тебя одного я не собираюсь надрывать голосовые связки, тем более что на улице минус пятнадцать. Если ты собираешься вломиться в дом, то я тут типа ответственный, и я буду категорически против. Так что давай отсюда, проходим, не скапливаемся».

Собаки, они вообще такие, умеют они буквально в одно слово вложить массу смысла.

А когда Серега дома, то Бобыч вылетает тебе навстречу из конуры со скоростью болида, брызжущего слюной и исходящего на лай, натягивает цепь (если подкрасться сбоку со смычком, то хороший скрипач может успеть взять на ней пару нот), встает на задние лапы и разве что тельняшку не рвет на своей мохнатой груди. И орет:

— Гав-гав-гав-р-р-р-гав-гав-ходит-здесь-всякое-гав-гав-гавно, гав-гав-гав!

Потом делает передышку на секунду, чтобы вдохнуть воздуха, и повторяет тираду с начала. Это означает: «Хозяин дома, а ты пошел вон, у тебя свой дом есть, вот и иди туда, и нечего шарахаться, понаехали тут всякие гав-гав».

И мимо него не пройти, потому что в радиус поражения Бобычем попадает вся дорожка, ведущая к дому, и каждый, кто все-таки попробует прошмыгнуть, рискует серединкой брюк и всем, что там находится.

А Серега, заслышав гавканье Бобыча, выходит на крыльцо и говорит:

— Свои, Бобыч!

Бобыч понимает слово «свои», хотя и не очень-то доверяет знакомствам хозяина. Он поджимает хвост и уходит в конуру с видом «Ну и ладно, ну и впускай в дом каждого встречного, только если он чего-нибудь свистнет, ко мне можете не приходить, я вас предупреждал!» И вот после этого можно уже открывать калитку и проходить в дом.

А жена у Сереги не имеет власти над Бобычем. Он не признает ее за хозяйку дома. С точки зрения Бобыча, иерархия человечества выглядит так: на самом верху Серега собственной персоной, затем сам Бобыч, затем Катька, Серегина дочка, затем соседская сучка Найда, затем серегина жена, и уже потом — все остальные. Все остальные находятся на такой низкой иерархической ступени, что сортировать их там Бобыч считает ниже своего достоинства.

Я тоже нахожусь где-то там, на этой иерархической ступени, вместе с серой массой прочих, где-то между почтальоном и лягушками. И когда я прихожу, Бобыч дает мне это понять, потому что он — второй после Сереги, а я никто и зовут меня никак. Он знает, что я существо низшего порядка, пария и люмпен, и надо мной можно издеваться как угодно, и я ничего не смогу ему сделать.

Однажды зимним вечером я пришел к Сереге, чтобы выпить с ним пива и потолковать о жизни. Серега как раз сплавил жену с Катькой куда-то в гости, и наслаждался покоем и благолепием в полном одиночестве. Он включил музыку погромче, и слушая ее, стирал пеленки и колготки — так ему наказала жена, чтобы жизнь не казалась ему слишком уж прекрасной.

И вот подошел я к калитке, а Бобыч вразвалочку выходит мне навстречу, и лицо у него сытое и счастливое. Это значит, что Бобыч только что пожрал чего-то из кастрюли, и сейчас доволен, как кадавр. «Ну, что», — как бы говорит его вид. — «Приперся, да? К хозяину, да?»

— Давай, Бобыч, — сказал я ему. — Зови Серегу.

Бобыч уже совсем было собирался открыть пасть и начать гавкать, как вдруг ему в голову пришла идея. Он уселся задницей на дорожку, вывалил язык и начал шлепать хвостом по снегу, всем своим видом как бы говоря мне: «А давай я не буду лаять, и посмотрим, как ты тогда попадешь в дом?»

— Бобыч, — сказал я ему. — Мне не до шуток. Начинай уже.

Бобыч поглядел на меня и наклонил голову набок. Он знал, что звонка у калитки нет, и сотового телефона у меня тоже нет, так что сигнализировать Сереге о своем приходе я не смогу. Или смогу?

Я набрал в легкие побольше воздуха и закричал:

— Сере-е-е-е-ега-а-а-а!

Бобыч подпрыгнул на месте от восторга и даже немножечко взвизгнул. Игра начинала ему нравиться. Блестящие глаза Бобыча как бы говорили: «Ага, ты рот пошире раскрывай. Он и так-то глухой, как пень, а тут еще музыку включил». Кажется, он даже немного прослезился.

Из-за соседского забора высунула рыжую морду сучка Найда.

— Гав? — спросила она у Бобыча.

— Гав, — жизнерадостно отозвался Бобыч. Еще как гав. Смотри, мол, сейчас самое интересное будет.

Сучка Найда тоже наклонила голову набок и с любопытством уставилась на меня.

Я занервничал.

— Боба, — сказал я. — Боба, я нервничаю. Боб. Бобик. Бобыч. Гавкай уже. Холодно ведь стоять тут.

Бобыч почесал ногой за ухом. «А кому сейчас тепло?» — как бы спрашивал он.

— Бобыч, имей совесть.

Бобыч наклонил голову в другую сторону. Сучка Найда тявкнула. Очевидно, диалоги интересовали ее мало. Ей хотелось экшна.

— Заткнись, — недобро сказал я Найде. — Я разговариваю с этим сукиным сыном, а не с тобой.

Сукин сын вскочил, сделал два круга по дорожке, уселся рядом с конурой и снова захлопал хвостом по снегу. Язык свисал у него слева из пасти, и он еще умудрялся ухмыляться какой-то гнусной ухмылкой.

«Ты проходи, не стесняйся», — говорила его ухмылка. — «Давай проверим, укушу я тебя, или нет».

Я не хотел проверять.

— Сере-е-е-е-ега-а-а-а-а-а-а! — завопил я снова, без особой, впрочем, надежды.

Сучка Найда заскулила. Ей стало скучно. Бобыч ободряюще гавкнул: «Сейчас, сейчас. Куда ему деваться. Не пойдет же он с пивом домой. У него там жена, она его домой с пивом не пустит».

— Бобыч, ты бессовестная скотина, — сказал я. — Где твоя мужская солидарность?

«Солидарность?» — как бы спрашивал Бобыч, глядя мне в лицо своими честными глазами. — «С кем, с тобой что ли? Ты люмпен и пария с улицы, а я — второй после Сереги. Я могу тебя укусить, а что ты мне сделаешь?»

По крайней мере, отчасти он был прав. Я начал осознавать всю бесправность и безвыходность своего положения.

— Бобыч, — попросил я. — Ну, будь ты человеком, погавкай! Тебе что, трудно?

Бобыч помотал башкой.

Я решился и приоткрыл калитку. Бобыч радостно вскочил и подбежал как можно ближе ко мне, насколько это позволяла цепь. Он не лаял, просто показывал мне все свои белые зубы, оскаленные в этой его гнусненькой улыбочке. Найда приободрилась. Назревало долгожданное оживление сюжета.

«Вот сейчас он войдет, и мой Бобо прокусит ему ногу до крови», — как бы говорила ее радостная морда. — «Он такой романтик, мой Бобо».

Я передумал и закрыл калитку обратно.

Бобыч поник и насупился. Найда зевнула.

— Сволочи вы, — сказал я им обоим. — Ну все. Все. Война — значит война.

Я отошел от калитки и перелез через забор, по сугробам обошел дом и вышел с другой стороны прямо к крыльцу.

Бобыч обомлел. Было очевидно, что он не ожидал от меня такой подлости. От шока Бобыч на минуту потерял дар речи. Сучка Найда опомнилась первой и завыла. Следом за ней Бобыч швырнул мне в спину горсть отборнейших проклятий, сопровождаемых звяканьем натягиваемой цепи.

«Сударь, вы подлец», — лаял он мне. — «Я вызываю вас на дуэль! Вы слышите? Я с вами говорю, сударь, да, да, с вами, у которого брюки по колено в снегу! Вы негодяй! Вернитесь, сударь, я откушу вам ноги!»

Я не слушал его. Я постучался и вошел.

— Привет, — сказал мне Серега. — Ты где шляешься, я тебя жду-жду, уж скоро мои женщины придут.

Я рассказал, где я шлялся.

— Да? — искренне удивился Серега и открыл пиво. — Занятно.

Мы немного побеседовали о том, о сем, а потом и в самом деле вернулась серегина жена с Катькой. Тогда я начал прощаться.

Серега вызвался проводить меня до калитки.

— Пойдем, провожу, — сказал он. — А то Бобыч тебя еще и вправду вызовет на дуэль. Он у меня дуэлянт.

Мы вышли.

Бобыч сидел рядом с конурой, подавленный и грустный.

— Свои, Бобыч, — сказал ему Серега.

«Да пошли вы», — как бы ответил ему Бобыч, провожая нас тяжелым взглядом.

И когда я закрыл за собой калитку и поглядел на Бобыча, он тоже посмотрел мне прямо в глаза и неожиданно громко и отчетливо сказал:

— ГАВ.

Я уверен, что это значило: «Я тебе это попомню, мужик. Я тебя хорошо запомнил». Двух вариантов быть не могло.

И уже на улице в спину мне прилетело визгливое: «Козёл!», тявкнутое сучкой Найдой. Я обернулся и посмотрел назад.

За калиткой сидел Бобыч и пристально глядел мне вслед.

…С тех пор прошло много месяцев. Серега давно переехал в новую пятиэтажку, а я купил-таки сотовый телефон. Но каждый раз, когда я оказываюсь на улице в холодную и ветреную ночь, я вспоминаю его. Бобыча.

Где-то там, в продуваемой всеми ветрами конуре, под забором, высунув морду на улицу и прищурив глаза, он лежит и думает обо мне. Он меня не забыл, я уверен. Он ждет меня. Он ждет, когда я вернусь.

И когда это случится, он возьмет реванш.

© Алексей Березин

С ЯП

35

Хорошо!

Магарыч написал(а):

«Он такой романтик, мой Бобо».

:-)

36

Домофон запищал в начале седьмого.

— У-у, — невнятно замычал Боря. — Открой, а?..

Лена со вздохом поднялась с кровати и отправилась в коридор. Боря вернулся домой лишь час назад и теперь отсыпался после целой ночи, проведенной за рулем такси.

— Кто там?

— Откройте, доставка.

Лена нажала кнопку домофона. Пока курьер поднимался на этаж, она накинула халат и бросила быстрый взгляд в зеркало. Зеркало подтвердило ее опасения. Лицо помято, волосы растрепаны, еще и сорок лет вот-вот стукнет. Ужас какой-то. Она едва успела наспех пригладить лохмы, когда раздался стук в дверь.

За дверью обнаружился субтильный паренек в желтой кепке и желтой же футболке с надписью «Доставка». За спиной у него висел внушительных размеров рюкзак, а в руках он держал папку с бумагами.

— Доброе утро, — начал он. — Вы Елена Станиславовна?

— Вы хоть знаете, который час? — накинулась на него Лена. — Вы в своем уме, будить людей?..

Лена вышла на площадку и прикрыла за собой дверь, чтобы не будить мужа. Паренек посторонился и пожал плечами.

— Ничего не могу поделать. Заказов много.

— Но в шесть часов утра!..

— Так вы будете получать заказ или как?

Лена на секунду задумалась.

— Не помню я никакого заказа, — призналась она. — Что за заказ?

Курьер достал из папки листок.

— Тут не один на самом деле, — извиняющимся тоном сказал он. — Просто у нас заказов реально много… Не успеваем вовремя. Поэтому вот, сразу пачкой…

— Да что вы привезли-то? — раздраженно рявкнула Лена.

Юноша принялся изучать листок.

— Заказ от седьмого мая тысяча девятьсот восемьдесят второго, — прочитал он. — Босоножки как у Иры из первой группы. Красные, с цветочками.

— Что? — Лена покачала головой. — Какие босоножки? Какая Ира?..

— Ира Колесникова, первая группа, детский сад номер семь, — отчеканил парень. — Семьдесят девятого года рождения. Проживала на улице Пушкина, 24. Переехала в Саратов в октябре восемьдесят восьмого…

— Вы бредите, что ли?

Юноша вздохнул. Зажав бумаги между колен, он скинул с плеч рюкзак, расстегнул молнию и вытащил пару красных детских босоножек.

— Если я правильно понимаю, вы очень хотели такие, когда были в детском саду, — пояснил он, протягивая босоножки Лене. — Брать будете или уже неактуально?

Лена машинально взяла обувь в руки.

— У кого я просила? Когда?.. У меня сын уже взрослый, в детский сад давным-давно не ходит! Что вы несете-то?..

— Не сын, а вы. Вы сами. Ходили в восемьдесят втором, — паренек устало вздохнул. — Ладно, вижу, что неактуально. Вечно вот так, сначала попросят, а потом забывают. Давайте обратно.

Он забрал босоножки у Лены из рук и спрятал их в рюкзак.

— Босоножки вычеркиваем, — сказал он. — Поехали дальше. Портфельчик розовый и пенал под цвет. Восемьдесят шестой год, сентябрь. Я так понимаю — это вы в школу пошли…

— Да что за чепуху вы несете? — возмутилась Лена. — Вы вообще откуда?

— От Мироздания, — терпеливо пояснил парень. — Вы о чем-то мечтаете — Мироздание исполняет. Правда, не быстро. Заказов много, вот и задержки…

Лена молча уставилась на юношу. Тот перехватил ее взгляд и снова вздохнул.

— Ну, что непонятно?.. Вот, смотрите, — он ткнул пальцем в лист. — Детский сад, вам было… три года, верно? Вы захотели босоножки. Больше всего на свете захотели. Было такое?

— Да не помню я… — начала было Лена, но вдруг вспомнила.

Из каких-то неведомых глубин памяти всплыла вдруг светловолосая кудрявая девочка в ярко-красных босоножках. Они стоят во дворике детского сада, рядом с качелями, и девочка ковыряет пальцем в носу, и рядом в песочнице играют мальчишки. А она, Лена, смотрит на девочку и на ее босоножки. Красные. С белыми цветочками на них.

В точности как те, из рюкзака у парня.

— Ага, вот, вспомнили, — удовлетворенно сказал парень. — Поздравляю. Не всем удается. А портфельчик помните?

— Нет, — покачала головой Лена. — Портфельчик?..

— Розовый, — подсказал юноша. — И пенал тоже розовый. Вам было лет семь или около того. Я так полагаю, вам и портфельчик уже не нужен. Но я обязан спросить.

— Это что же, — Лена потерла лоб. — Это вы мне сейчас доставили все то, о чем я мечтала в детстве?.. Как это…

— Как это возможно? Легко. Я же говорю, я от Мироздания.

— Это компания какая-то?..

— Да нет же. Мироздание. Вселенная. Ну, понимаете?.. Она наши желания слышит. Просто исполнять не успевает. Слишком много людей, слишком много заказов…

В голове у Лены зашумело. Она присела на ступеньку лестницы.

— Так, — сказала она. — Так, давайте помедленнее. Я ничего не понимаю.

Парень уселся рядом, поставив приоткрытый рюкзак между своих длинных ног.

— Самая сложная часть, — пожаловался он. — Сначала назаказывают всякого… Тащишь, тащишь на своем горбу. А потом приходится объяснять, что это, откуда и зачем. Ваше это, понимаете? Когда вы о чем-то очень сильно мечтаете, то Вселенная это записывает. Ну, а потом, в порядке живой очереди… Сегодня вот дошла ваша очередь на исполнение желаний. Ну, положим, не всё сбудется, что вы хотели. Только часть. Но часть лучше, чем ничего, верно?..

— Часть?

— Ну, да, конечно. Кое-что физически невозможно выполнить. Вот, к примеру… — он снова сверился с листком. — Четыре года назад вы хотели, чтоб ваш начальник под трамвай попал. Помните?

Лена уставилась на него широко раскрытыми глазами. Ох, как много бы она отдала тогда, четыре года назад, лишь бы этот паразит Киреев попал под трамвай! Но она же никому не рассказывала… Кроме Мироздания. Точно. Она тогда вернулась с очередного совещания, на котором ее ни за что, ни про что лишили годовой премии, и она лежала лицом в подушку и ревела. И шептала в наволочку: «Пусть тебя, гадина, трамвай переедет!»

— Вижу, хотели. Можете не отвечать. К сожалению, удовлетворить просьбу невозможно. Киреев уже два года, как живет в маленьком городке в Финляндии. Там трамваев нет, увы. Так что запрос отклонен.

Лена промолчала.

— Но зато многое другое исполнить можем, — продолжал курьер. — Давайте быстренько по списку пройдемся… Тут немного осталось. Хорошо?

Лена кивнула. Голова у нее гудела от вопросов, но она не знала, с какого начать, так что решила просто промолчать.

— Я с конца пойду. Вам так проще будет, — объявил парень. — Значит, так… В позапрошлом году, в январе, вы просили Мироздание, чтобы сына в армию не забирали…

— Да ведь он вернулся уже! — вырвалось у Лены. — Взяли его той весной. Год отслужил и вернулся! Опомнились. Он уж отдельно живет, с подругой…

— Вот как?.. — парень смутился. — Извините, бывает. Заказов много… Значит, неактуально?.. Вычеркиваем.

Он зачеркнул строчку в списке.

— Март шестнадцатого. Вы хотели похудеть к лету. Актуально?

Лена покраснела. Похудеть! О господи, неужели Вселенная услышала ее просьбу?!..

Парень чуть наклонился к ней и приглушенным голосом сказал:

— Если честно… Мне нельзя так говорить, но я бы не советовал.

— Почему? — изумилась Лена.

— Как вам объяснить… Доставить-то я могу. Все тут, — он хлопнул по рюкзаку. — Но вы же понимаете… Это либо болезнь какая-нибудь, либо нервное. Ни с того, ни с сего люди не худеют.

Лена потерла ладонью лоб.

— Ничего не понимаю, — призналась она. — Так мое желание исполнится или не исполнится?

— Исполнится, если подтвердите доставку, — сказал юноша. — Но я бы сказал, что оно того не стоит… Да вы не расстраивайтесь. Вы и так вполне… В общем, я бы на вашем месте отказался.

— Вычеркивайте, — обреченно махнула рукой Лена.

— Вычеркиваю, — подтвердил парень. — Поехали дальше. Тринадцатый год, декабрь. Хотели… э-э-э… мужа нормального. Гм. Простите.

Лена опять залилась краской.

— Он запил тогда, — извиняющимся тоном сказала она. — Это я просто сгоряча…

— Можете не объяснять, — пожал плечами парень. — Я, знаете, такого насмотрелся… Все понимаю. В общем, если еще нужно, тут у меня несколько визиток с телефонами…

Лена покачала головой.

— Да он протрезвел уже, — сказала она. — Не надо. Он так-то хороший…

— Вычеркиваем, — кивнул юноша. — Едем дальше. Четвертый айфон…

— Четвертый?

— Четвертый.

— А самой последней модели…

— Вы в десятом году мечтали о четвертом. Вот, у меня конкретно четвертый записан.

— И никак?..

— Не-а.

— Вычеркивайте… Слушайте, там весь список такой, да?..

— Какой?

— Ну, такой… Из ненужного?..

— Откуда же мне знать? Это же ваши желания, не мои. Это все то, чего вы когда-то всем сердцем желали. Если теперь уже перехотели, так я тут ни при чем. Я просто курьер.

Лена вздохнула.

— Не переживайте, — утешил ее парень. — Наверняка и нужное что-то есть. Сейчас посмотрим… Ага, вот. Девяносто седьмой. Вы хотели забеременеть…

— Что?! — вырвалось у Лены. — Нет! Вы что, с ума сошли? Что вы несете?

Юноша пожал плечами.

— Так у меня в заказе написано, — сказал он. — Вот, смотрите сами. «Хочу, чтобы у меня был малыш от Миши». Ваше желание?

У Лены пересохло в горле.

Перед глазами внезапно всплыло университетское общежитие. Второй этаж, вечно выбитое стекло на площадке, шумная ватага студентов… И третьекурсник Мишка с гитарой, с этими своими нелепыми усиками на губе, с чуть надменной улыбкой.

Ну, конечно, она хотела от него малыша. Треть женской общаги хотела. Но это ведь когда было?.. Это она еще и с Борькой не была знакома.

— Вычеркивайте! — решительно сказала она. — Вот уж такого счастья мне от Вселенной не надо.

Юноша послушно зачеркнул строчку.

— А есть там про деньги что-нибудь? — поинтересовалась Лена. — Я о нормальных деньгах столько мечтала…

Курьер пробежал глазами список.

— Не-а, — покачал он головой. — Денег не видно.

— Эх.

— Я что-то и не помню, чтобы кому-то хоть раз деньги привез.

— Эх.

— Зато вон сколько всего прочего у вас.

— Это подростковая беременность-то?..

— Ну, что сразу беременность? Вот, к примеру… Сейчас, где-то здесь было… «Лето в деревне, у бабушки». Ну, здорово же?.. Тут у меня билеты где-то…

Он собирался было засунуть руку в рюкзак, но Лена только отмахнулась.

— Нет уже бабушки, — сказала она. — И дом в деревне мы продали. Давно уже.

— Простите.

— Не за что. Ладно, что там еще?..

— Прическа как у Сабрины… Это девяносто второй.

— Нет.

— Девяносто пятый. Замуж за Меладзе.

— Господи, нет. Нет.

— Э-э-э… Снова восемьдесят восьмой. Замуж за Леонтьева.

— Смеетесь?.. Там что-нибудь нормальное осталось?

— Хм. Да, собственно, один пункт всего…

Юноша вытащил из рюкзака котенка.

— Вот. Девяносто третий. Вам мама не разрешила котика завести.

Рыжий комочек в его ладони запищал. Лена осторожно взяла его в руки. Погладила по рыжей шерсти. Котенок немедленно замурчал.

— А я помню, — сказала Лена шепотом. — Я же помню. Я после уроков его под забором нашла. А мама сказала, что мы не можем… Что надо отдать. Это что же… Это он самый? Тот котенок?

— Или такой же, — пожал плечами курьер. — Кто его знает. Я не в курсе. Ну что, оставляете?

Прижимая к груди мурчащее маленькое создание, Лена вдруг поняла — это тот самый котенок. Конечно, тот самый.

Из мечты.

Как она тогда хотела, чтобы котик остался жить у них дома!..

Собственно… Теперь у нее есть своя собственная квартира. Почему она не может позволить себе кота? Вполне может.

— Конечно, оставляю, — сказала она. — Давайте, где там расписаться.

Курьер протянул ей ручку.

— Хоть что-то, — сказал он. — Большинство так ничего и не берут. Сначала мечтают-мечтают, просят-просят… А потом отмахиваются. Не надо, мол.

Лена промолчала.

— А вот вы молодец, — похвалил курьер Лену. — Не боитесь воплотить собственную мечту. Хоть и через столько лет. Ручку вернете?

Лена отдала ему авторучку.

— Ну, я пошел. Всего хорошего. Мечтайте почаще!

Лена пообещала, что будет мечтать. Когда парень ушел, она поднялась, по-прежнему прижимая к себе котенка, и вошла в дом. Боря похрапывал в спальне. Громко тикали часы на кухне.

В холодильнике нашлось немного молока, а из кастрюли со вчерашним супом она выудила кусок куриной грудки. Правда, подходящих мисок у нее не было, и пришлось поставить на пол блюдце из сервиза. Пока котенок насыщался, она не отрываясь смотрела на него.

К обеду проснулся Боря. Она согрела ему тарелку супа. Когда Боря приступил к трапезе, в кухню заявился рыжий котенок.

— Это еще что такое? — удивился муж.

— Рыжик, — объяснила Лена. — Слушай, такая история была, не поверишь… В общем, я о таком котенке мечтала с тринадцати лет. Всю жизнь, считай, мечтала. И вот сегодня…

— Да ты что, Ленусь? — изумился Боря. — Ты чего? У меня же аллергия. Ты забыла, что ли?.. То-то я чувствую, что у меня нос не дышит.

Лена взяла Рыжика на руки, села на табурет и тихо заплакала.

Котенка пришлось отдать.

© alex_aka_jj

37

Ж-ж-ж-ж-уть!!!

38

Не-а, меня вообще не цепляет. Всё всегда происходит своевременно, а что не срослось, то не нужно.

39

Ведьма
неужели никогда не жалела о несбывшемся?

40

Мне хотелось бы вернуться в мои 11 лет и прожить жизнь иначе. А так, своё отношение к несбывшемуся я написала выше. И никаких особых переживаний.