Вверх страницы

Вниз страницы

Чау-чау и компания

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Чау-чау и компания » Читаем, смотрим, слушаем. » Ольга Громыко, читая ЖЖ


Ольга Громыко, читая ЖЖ

Сообщений 1 страница 20 из 267

1

С некоторых пор, спасибо Софье, полюбилась мне белорусская писательница Ольга Громыко.
Началась моя любофффь с цикла книг о чудной девушке-сироте, Вольхе Редной, студентки школы Магов, Пифий и Травниц, где она с переменным успехом обучалась профессии мага-травника. Книга называлась "Профессия: ведьма". Видимо, не случайно, наша Ведьма мне ее в руки сунула. Прочитав все, что было в закромах у нашей Ведьмы, я стала рыскать по инету, выискивая что-нибудь еще почитать-поржать. И-таки нашла! Оказалась, Громыко пишет не только про ведьм и вампиров, магов, упырей и прочих пифий, но и о вполне так живых человеках, правда, не без способностей к магии, тем для меня интереснее. И вот, когда в интернете практически иссякли непрочитанные мной книги Громыко, я нашла, к радости своей, её Живой Журнал (. И сейчас, когда появляется желание поднять себе настроение, шуршу туда и наслаждаюсь... Начала с архива, и добралась до чудного описания участия самой Ольги в спортивных соревнованиях.
На кухню прибежали даже коты, посмотреть, а в порядке ли все на кухне, ибо я хрюкала и давилась от смеха... Если уважаемая публика форума будет не против, а будет за, то особенно веселыми описаниями я готова поделиться, ибо такое веселье мне одной - нечестно получается...

Итак, 5.09.2003:

Про лыжи :-)))

Степень раскаяния: склерозно-вспоминальное

С огромным удивлением обнаружила, что эта запись, сделанная еще в прошлом году, в моем ЖЖ до сих пор отсутствует (кто найдет - скажите, я этот постинг удалю....   

Я вхожу в спортивную команду нашего института, а, как говорится, назвался спортсменом - полезай в лыжню. Поэтому очередная авантюра Петрова (это глава нашей команды, 70-летний пенсионер, обладающий удивительным сплавом маразма и любви к спорту), втравившего нас в лыжный забег (до этого были стрельбища, бассейн, стометровки, кроссы, 3-, 4- и пятиборья), меня вовсе не удивила. Поскольку я уже убедилась, что бывают люди, еще менее созданные для спорта, чем я, и не утруждающие себя изнурительными тренировками, опозориться я не боялась, хотя последний раз каталась на лыжах классе эдак в пятом, и, насколько я помню, закончилось это времяпровождение оледеневшим задом, поскольку я с потрясающем упорством тормозила именно им, а не лыжными палками.
Итак, дело происходило, само собой разумеется, в зимний период. Надо заметить, очень зимний - в шесть утра столбик термометра норовил забиться в самый кончик, замерзнув на отметке -16. К семи утра значительно потеплело - на целых два градуса. К тому времени я успела изрядно накулиться, успешно замаскировавшись под колобка-переростка, и всерьез подумывала о гангстерской шапке с прорезями для глаз, чтобы не мерзли щеки. В шкафу нашлись фамильные мамины лыжные ботинки; складывалось впечатление, что по их носам проехал небольшой каток (я еще ни разу не одевала лыжи с профессиональным креплением). Итак, сложив лыжи, палки и завязав все это веревочкой, я отправилась на автобусе к месту сбора. Как и следовало ожидать, при входе в автобус веревочка развязалась и лыжное имущество намертво закупорило дверь и едва не выбило глаз заходящему вслед очень интеллегентному дядьке (неинтеллегентный не ограничился бы простой констатацией факта). Все девять остановок я пыталась собрать лыжи, и вроде бы собрала, но на выходе оказалось, что это далеко не так. На этот раз мне попалась неинтеллегентная старушка и, не торопись я на сбор, одной неинтеллегентной старушкой стало бы меньше, а веревочку подшили бы к делу.
В 7.30, как и велел Петров, я была на месте сбора (возле Музкомедии). Увы, торопилась я совершенно напрасно - у Музкомедии не было никого вообще. Упав духом и справедливо предположив, что я что-то напутала, я уныло обошла вокруг Музкомедии в тщетной надежде обнаружить хотя бы одного спортсмена. Кругу эдак на третьем меня остановила застенчивая женщина с ребенком, и робко поинтересовалась, не еду ли я в Раубичи. Возрадовавшись друг другу, мы продолжили нарезать круги вокруг Музкомедии. В 8.15 выяснилось, что это и есть время Х - на площадке перед зданием начал скапливаться бомжеватого вида народ с лыжами наперевес. Обругав Петрова последними словами, невысказанными вышеупомянутым интеллегентом, я пристала к одной из групп. Вскоре появились мои коллеги, привычно начхавшие на Петрова и заявившиеся на площадь когда им было удобно. В 8.30 приехали 4 автобуса и один - микро, куда Петров с привычно-неиссякаемым энтузиазмом запихнул наши лыжи, а самих загнал в один из автобусов. По дороге к Раубичам народ веселился, курил и комментировал предстоящие бега во главе с президентом, организовавшим это народное гуляние для показа народу себя, любимого, с неизведанной лыжной стороны.
В Раубичах нам стало еще веселей. Во-первых, светило непривычно-жаркое солнце, во-вторых, бесследно пропал микроавтобус с нашими лыжами. Обежав всю стоянку (автобусов 100, со всего города съехались), мы обнаружили его в запертом состоянии и без лыж. Лыжи нашлись в стороне, под чахлой елочкой, для конспирации присыпанные снежком.
Раубичи состояли из полей вперемешку с лесами и горами, густо заросшими ельником. С гор там и сям поднимались дымки, которые были неправильно приняты мной за стоянки снежных человеков, подающих друг другу экстренные и, несомненно, угрожающие сигналы. При ближайшем рассмотрении человеки оказались не снежными, а лыжными - это жарили шашлыки предусмотрительные молодые люди, прихватившие помимо лыж по паре поленец в рюкзаках, и справедливо полагающие, что лыжный пробег прибавит им аппетита.
Тут передо мной встала очередная проблема - крепления, и без того тугие, от длительного хранения пришли в старческий ступор и наотез отказывались защелкиваться на ботинках. Пришлось разыгрывать роковую даму, то есть ковылять на непристегнутых лыжах по горам и умолять добросердечных молодых людей помочь бедной девушке с креплениями. Наконец сыскался один слабосильный интеллегент, застегнувший тугую пряжку вместе со своим большим пальцем. Сначала он молча стенал, пытаясь освободить палец, но потом возопил в голос, прибежали его друзья и освободили жертву моих прекрасных глаз и коварных креплений.
Для пробы я прошлась по снежку, высоко поднимая ноги, потом выбрала самую малюсенькую горочку, можно сказать, пологий холмик, и рискнула оттолкнуться палками. К моему ужасу, лыжи поехали, и я вместе с ними. Лыжи вели себя на редкость неорганизованно; наверное, они были из разных пар или очень не нравились друг другу, потому как то скрещивались, то воротили друг от друга носы. Оставленная мною лыжная напоминала два независимых змеиных следа, причем змеи неслабо приняли на грудь для сугреву.
Первый мой заезд окончился елкой, причем наехала я на нее сознательно, чтобы затормозить. Как сделать это с помощью палок или тех же лыж, я понятия не имела. Впрочем, уже через полчаса я довольно лихо каталась на ровном и даже слегка покатом месте. Почему другие лыжники от меня шарахались, я понятия не имела; возможно, они остерегались палок, которыми я пользовалась не для отталкивания, а балансировки, держа параллельно земле и изредка ими взмахивая.
Наконец прошел слушок, что президент соизволил явиться на игрища. Народ радостно скопился на старте (забегов было 5-6, сначала бежали гос.предприятия Минска, в основном женщины моего же неспортивного уровня). Минут через пять стоящий поодаль мужик, мирно беседовавший с какой-то бабой в тулупе, совершенно неожиданно пальнул куда-то вдаль и немного вверх из пистолета. Как потом оказалось, он увидел поданный с финиша сигнал в виде красного флажка. После секундного замешательства народ радостно ломанулся вперед посмотреть, попал ли стрелок в цель. Прямо сказать, спортсменов эта неорганизованная пыхтящая толпа напоминала меньше всего. С моей точки зрения, она здорово смахивала на жертв слабительного, наперегонки бегущих к единственному в округе туалету.
На первой же горке число желающих попасть в заветное заведение значительно поубавилось. Народ карабкался в гору елочками, лесенками и прочими малоэффективными приемами, наиболее ушлые сняли лыжи и шли пешком. Увы, этого я позволить себе никак не могла, даже если бы и захотела, и раздумывала, где бы мне отыскать после финиша второго лоха для неравной битвы с моими креплениями. Худо-бедно, но на горку я взобралась. Тут началось самое страшное - спуск. Сначала он был очень даже ничего, и, отталкиваясь палками, можно было не двигать ногами. Потом палками пришлось тормозить. Потом стало ясно, что затормозить не поможет даже корабельный якорь. Спуск шел по спирали, полтора оборота вокруг горки. Если сначала я еще кое-как вписывалась в повороты, то потом я всерьез призадумалась, как бы не вписаться в дерево.
После очередного изгиба тропы на моем извилистом пути нарисовалась какая-то тетка, лежащая поперек лыжни. Тетка, похоже, заметно охладела к лыжному спорту и прилегла отдохнуть прямо на тропе, подавая едва заметные признаки жизни, вроде идиотского смеха и слабых взмахов руками.
-Отползай!!!! - завопила я что есть мочи.
Тетка вывернула голову, охнула и в последний момент успела выкатиться из лыжни на обочину, но тут у меня сдали нервы - скорость все нарастала, крутой поворот приближался, и было очевидно, что повернуть я не сумею. За поворотом кончалась горка, вернее, начинался воздух, и я живо представила себя в свободном полете, машующую палками наравне с воронами и голосящую что есть мочи на потеху президенту и прочим зрителям. И я сделала единственно правильную вещь - упала.
-Отползай!!! - Взвыло за моей спиной.
История повторилась в той же последовательности. Лежа на обочине, я с ужасом наблюдала за абсолютно голым мужиком (спортивные трусы и валеники с лыжами на босу ногу не считаются), который очень даже профессионально вписался в поворот. Я представила, какую картину застал бы следующий вынырнувший из-за поворота лыжник, если бы я вовремя не убралась с дороги, и мне стало дурно. К сожалению, мои лыжи не сломались при падении, и пришлось продолжать трассу, на ходу отряхивая снег со штанов.
Как ни странно, пришла я не первой с конца, и даже не десятой. Я давно уже пила горячий чай, бесплатно пожалованный президентом страждущим (чай был омерзительно сладкий и едва желтый; наверное, на него пошли использованные чайные пакетики, собранные по всем столовым Минска), а из лесу все выезжали, выходили и даже выползали лыжники.
Пока стартовали и финишировали следующие забеги, я, преисполнившись заслуженной гордости за примерно пятидесятое от обоих концов место, решила покататься с горочки на наименее людном склоне горы. Народу там не было вовсе, за исключением одного милиционера, мрачно мерзнувшего под февральским солнышком. Судя по всему, мент поджидал террористов-покушистов на Лукашенко, но дождался меня. Прямо сказать, он мне не обрадовался. Я лихо проносилась то слева, то справа от него, он же только жалко дергался к кобуре и обратно, не понимая, то ли я действительно такая неуклюжая лыжница, то ли я вознамерилась отвлечь его бдительное внимание и пристукнуть на ходу лыжной палкой.
К счастью, со стороны трассы послышались радостные крики и я, оставив мента в полуобморочном состоянии, относительно уверенно полыжила туда. Как оказалось, начался гвоздь дня - президентский забег. Нам открылось дивное зрелище! Впереди, бодрой трусцой лыжил наш богоданный президент в дивной красной шапочке с пумпоном, а чуть поодаль компактно рысили телохранители, настороженно зыркая по сторонам. Несомнено, вся лыжня позади них была усыпана трупиками подозрительных и, несомненно, злокозненных белок. Далеко позади самого спортивного в мире президента маячили унылые фигурки белорусских чемпионов, изо всех сил делающих вид, что президента им нипочем не догнать - по крайней мере, на пистолетный выстрел. Президент радостно порвал широкой грудью вывешенную специально для него ленточку (нам такой радости не доставили) и был торжественно награжден чем-то ценным, вряд ли чаем.
Представление закончилось, лыжи я мстительно поручила расстегивать Петрову; к моей огромной досаде, он управился с ними одной левой. Солнце все не унималось, на открытых местах снег начал таять (! - после 18 градусов с утра) - а может, это спортсмены надышали. Пока народ разбредался по автобусам, мы успели затовариться коробками с пиццой в передвижном киоске и, довольные, ели ее по дороге домой. В общем, впечатлений масса и все - приятные.
Так что в этом году, если выпадет подобная оказия, непременно поеду... :-))))

2

Ссыль ставь на источник. А уважаемая публика (в моем, по крайней мере, лице))) не только не против перепечатки этих жемчужин здесь, а очень даже за!

3

странно была уверена, что вставляла... взято отсюда: http://volha.livejournal.com/2003/

4

Ведьма написал(а):

А уважаемая публика (в моем, по крайней мере, лице)))

ну-с, для уважаемого лица, пост от 28.09.2003 (думаю, кажинный раз вставлять ссыль на исток не надо, правда? Одного раза достаточно?)

Как я заблудилась и меня съели волки :-)))
И говорят же умные люди в телевизоре: ни в коем случае не собирайте незнакомые грибы!!! Ну почему бы им не добавить - а тем более в незнакомых лесах???!!! ( Collapse )

Грибов в этом году в наших лесах - хоть косой коси. Правда, сначала надо найти, где косить, потому как таких умных с косами в нашем дачном поселке видимо-невидимо, и каждый норовит урвать себе ма-а-ахонький стожок, ведра эдак по три на одного косца.
А посему в непосредственной близи от опушки можно не ходить, зато очень удобно ездить - дорога так добротно утоптана жаждущими дармовщинки дачниками, что асфальт перед моим домом ей и в подметки не годится. Но грибов-то хочется!!!
И вот алчная я превозмогла природную лень и экипировалась для дальнего похода в НЕЗНАКОМЫЙ ЛЕС. То есть облачилась во все черное, чтобы успешнее маскироваться от теоретических маньяков, которыми, по слухами, НЕЗНАКОМЫЕ ЛЕСА кишмя кишат еще хуже грибов. На голову, в которую я не только ем, но и ею гляжу, куда косить, я нацепила черный платочек, а поверх - ярко-красную кепку, и, по определению мужа, стала похожа на "полицая, ограбившего старушку". Уж не знаю, почему я вызвала у него эту ассоциацию, но вид у меня на самом деле был ОЧЕНЬ НАСТОРАЖИВАЮИЩИЙ. Прям как у американского шпиона, заброшенного в глухие белорусские леса под прикрытием ушанки, тулупа и валенок, призванных скрыть его ненашенскую сущность. Довершали сей натюрморД мои запасные, походные, очки - жуткое, частично обмотанное изолентой убоище, какое любят носить близорукие старушки.
Экипировавшись десятилитровым ведром и столовым ножом из нержавеющей стали длиной 25 см (складной ножик я, ессно, забыла дома), я под покровом забора просочилась к лесу и исчезла в его темных недрах.
Честно говоря, лес был не такой уж НЕЗНАКОМЫЙ. То есть мы вежливо раскланивались при встрече, но дальше опушки дело не шло. А теперь пошло, и очень быстрым шагом, по КРАЙНЕ ПОДОЗРИТЕЛЬНОЙ дороге. С одной ее стороны росли зловеще скрипящие елки, с другой - зловеще скрипящие елки и малинник. Сверху издавались звуки непонятного, но, несомненно, НЕХОРОШЕГО происхождения типа "карр-карр". Солнцем и не пахло, пахло сыростью, склепом и гниением.
Как ни странно, настроение у меня было как нельзя более ведьминское, то есть всю эту мрачно-уныло-зловонную гамму я воспринимала весьма благосклонно и бестрепетно чапала вперед в своих разваливающихся кроссовках, выписывая зигзаги поперек ПОДОЗРИТЕЛЬНОЙ дороги и кося все, что подвернется. Подворачивалось редко, но помногу, так что вскоре ведро наполнилось с верхом. Изредка навстречу попадались другие грибники, но, разглядев конкурентку, торопились слиться с флорой и сменить дислокацию.
Лес все не кончался, и это потихЭнЭчку начинало меня беспокоить. Я твердо помнила, что со стороны дач леса хватало в лучшем случае минуть на 30. А тут я нарезаю километры, как столовский повар - батон колбасы, а он все не кончается и не кончается!!!
Впрочем, паниковать еще было рано, ибо с ПОДОЗРИТЕЛЬНОЙ дороги я не сворачивала и, логично рассуждая, должна была по ней благополучно вернуться на родную опушку.
Ха! Вы меня не знаете!
Я отошла от нее буквально на метр, а вернувшись, дорогу на прежнем месте не застала!!!
Вот!!! Не зря она мне сразу НЕ ПОНРАВИЛАСЬ!!!
Лес зашумел и заскрипел еще зловещей. Вдалеке даже послышались какие-то унылые подвывания непонятного происхождения. Желания это самое происхожение выяснить они у меня что-то не вызвали.
Не поддаваясь панике (в смысле, не начиная бегать восьмеркой вокруг двух стволов, истошно вопя: "Ау! Люди!!! Спасите меня!!!"), я сделал еше один дорогопоисковый заход и действительно ее нашла, но, как вскоре выяснилось, не ту, ибо она коварно завела меня в заросли густого малинника и сделала ручкой .
За следующий час я выяснила: а) лес простирается во все четыре стороны с энтузиазмом сибирской тайги. б) посреди тайги проходит проселочная, тщательно высыпанная песком дорога, причем я точно знала, что наш лес стоит ПОСРЕДИ ВСПАХАННОГО ПОЛЯ и подъехать к нему на машине невозможно.
В конце концов у меня появилось жуткое подозрение, что меня забросило в какой-нибудь параллельный мир, и вскоре я непременно наткнусь на конный разъезд эльфов или пеший разлет вампиров.
Вскоре действительно пахнуло жильем, то есть навозом и силосом, и я очутилась на краю леса, он же край раздольных колхозных полей. Унылые подвывания оказались шумом двигателей далеких тракторов. Дач в пределах видимости не наблюдалось. Эльфов и вампиров тоже. Догонять пашущий трактор и слезно умолять водителя подвезти меня до Минска что-то не хотелось...
Тем временем начало темнеть. Я немножко попаниковала громкими нехорошими словами и уселась на ведро, мрачно представляя, как папа и муж, не дождавшись меня... нет, не вызывают бригаду спасателей, хуже - съедают все привезенные с собой котлеты и выпивают кофе из термоса!!!
Рот наполнился слюной. Чтобы она не пропадала зря, я выудила из ведра наименее неаппетитный гриб и храбро укусила его за шляпку.
В этот момент из-за угла... тьфу, из-за куста вынырнула старушка в форме грибника, то есть такой же ходячий кошмар, как и я, только без кепки. Пару секунд мы в ужасе таращились друг на друга, отказываясь признавать в ЭТОМ собрата по грибному разуму. Бабка, за свою долгую жизнь видевшая и не такое, оклемалась первой и заискивающе поинтересовалась:
- Деточка, ты не знаешь где тут КОЛХОЗНОЕ ПОЛЕ?! А то куда ни пойду - ДАЧИ, ДАЧИ...
Я чуть не прослезилась:
- Бабушка!!! Давайте махнемся - я вам ПОЛЕ, а вы мне ДАЧИ?!!!
И мы радостно указали друг другу дорогу в светлое будущее.
...Не знаю, нашла ли бабка поле, или так и бродит, постепенно дичая, по нашему лесу, но, судя по этому постингу, дачи я нашла!!!
...Потом выяснилось, что со стороны дач лес стоит ровной стеной, а с той, вдоль которой тянется подозрительная дорога - напоминает зубья расчески, каждый из которых я трудолюбиво огибала...
Но что там была за проселочная дорога, я до сих пор не знаю!!! %)

5

Oct. 3rd, 2003 @ 08:20 am

"Добрая" хозяйка :-))
Приходит мне на колени коша. Умащивается, лапы на клаву и начинает негромко бухтеть.
Я, ессно, начинаю чесать и целовать ее в ворчащую бОшку, изъясняясь в любви в своем репертуаре:
- Ах ты мерзкая, гнусная, зловонная крыса!
- Мррр...
- Ах ты паршивая линючая тварюга!!
- Мрррррр...
- Ах ты наглая, вредная паскудина!!!
- Мррррррррр....
Муж через пять минут не выдерживает:
- Ну скажи ты про нее хоть что-нибудь хорошее!!!"
- Мрррррррррррр.....
- Шуша! (умиленно) А КАКАЯ ИЗ ТЕБЯ ХОРОШАЯ ШАПКА ВЫЙДЕТ!!! :-)))

6

Про пчОл :-)))

В свое время я очень боялась пчел. И вовсе не потому, что они кусаются, а потому, что кусаются целенаправленно, направляясь почему-то именно на меня! И стоит жужащей по своим делам пчОлке увидеть с высоты своего пчОльего полета мою макушку, как она немедленно меняет планы и пикирует мне на голову, с размаху втыкаясь жалом!
(Правда, народная медицина утверждает, что пчела - животная умная, и кого попало куда попало кусать не будетЪ, а толо больных в самые что ни есть болящие места. Из чего следует плачевный вывод. Однако удовольствия эта экологически чистая метода доставляет мало, да и исцеления в результате регулярных укусов что-то не наступает, а посему я предпочла бы попробовать в качестве лечения нечто менее радикальное). ( Collapse )

И на фоне этой нашей взаимной нелюбви (или, может, наоборот - пламенного желания пчОлок хоть немного облегчить страдания окружающих путем покуса моей больной башки) мой папа завел в деревне пасеку.
Пчеловодство в папином исполнении выглядело так: по весне над нашим садом, привлеченный благоуханием яблонь и моей башкой, начинал кружить у кого-то удравший рой. Ибо народ в деревне пьющий и за своим пчелиным имущество не следящий, так что местные пчелы вели глубоко развратный образ жизни, роясь и дезертируя из родного улья по пять раз в неделю (чего опыстные пасечники, ессно, не допускают, умело направляя пчелиный энтузиазм на сбор меда).
Так вот. Завидев гостеприимно расставленные внизу ульи, пчелы делали роковую ошибку: в них вселялись. И начинали носить мед (изредка) и роиться (с типовой частотой пять раз в неделю). Ибо папа у меня хоть и непьющий, но бывает в деревне наездами, раз в неделю от силы.
Все лето пчелы исправно занимались этими великими делами, и осенью папа, облачившись в нечто вроде противочумного костюма, порой умудрялся изъять у тружениц полей ведро-другое меда.Пчелы на это страшно обижались и, с возмущенными воплями летая по нашему двору, кусали всех встречных. Чаще всего почему-то встречая меня, так что в город я возвращалась с негнущейся ногой, неповорачивающейся шеей и не открывающимися глазом.
Зимой пчелы благополучно дохли от голода и холода, несмотря на все папины попытки их обогреть и накормить, и весной все начиналось заново. ("ПчОлы, мэртвы пчооолы, пчОлы-пчОлы-пчОлы-пчолыки мае!!!". Люблю эту песню).
Но изредка в этот неумолимый естественный процесс вклинивалась моя бабка, которая бдела деревенское хозяйство, включая пчОл. И, ессно, весьма негативно относилась к ихнему улету в неизвестном направлении, пытаясь всячески этому воспрепятствовать. Обычно бабке везло. То есть она по уникальнешей супернаучной технологии заставляла пчел несколько поумерить тягу к странствиям. А именно брызгала на вылетающий из улья рой водой из ведра с помощью веника. Пчелы, благоразумно решив переждать нелетную погоду, сбивались в
клуб на одной из яблонь, а потом или приезжал папа, или бабке это дело надоедали и пчелы с радостным жужжанием воспаряли в небеса, ехидно помахав ей крылышками.
Но однажды, загнав особо жирный рой на макушку самой высокой яблони, бабка пожелала во что бы то ни стало заполучить его в свою медодобывающую промышленность. И, щедро окропив его водой, побежала за ближайшим пчеловодом - местным ветеринаром Чубриком.
Честно говоря, у меня давно и прочно сложилось впечатление, что Чубрик и пчОлы сосуществовали в его дворе автономно. То есть пьяным он к ним не подходил, ибо в силу совего ветеринарного образования знал, что пчОлы не любят резких запахов, в частности перегара, а
трезвым его никогда не видели. Но поскольку ульи стояли, а пчелы над ними вились, вся деревня считала Чубрика авторитетнейшим пчеловодом.
Выслушав бабкину прочсьбу, Чубрик первым делом потребовал бутылку за, как он выразился, "научно-техническую консультацию по отлову пчел и контроль над оным". Ибо ловить их собственноручно от отказыватся по причине, цитирую: "ОНИ, НЮША, тебя уже ХОРОШО ЗНАЮТ, А МЕНЯ И ПОКУСАТЬ МОГУТ!" В итоге ловчая команда выглядела так: бабка, экипированная решетом и платком, и стоящий на стреме в пяти метрах Чубрик. Пчелы мрачно скалились на них с дерева, не желая узнавать ни одного, ни другого.
- Ну шо, Нюша, лезь! - благодушно скомандовал ветеринар, примеряясь к свежеоткупоренной бытулке. - Да гребани их решетом посильнее, шоб матка тудыть попала! они тады от нее никуда не уйдут!
Я обожаю простых белорусских бабок, смолоду закаленных колхозом и картофельными сотками. Она полезла.
Картина маслом: семидесятилетняя бабка, кряхтя и охая, карабкается на пятиметровую яблоню. За ПчОлами, угрюмо наблюдающими за этим процессом и как-то подозрительно жужжащим. и ветеринар, деловито командущий: - Да лявее, лявее, ось на ту веточку!!!
Из уважения к старости милые насекомые подпустили бабку на расстояние решета, но когда она от души их этим инвентарем гребанула, пчелиные нервы не выдержали. Часть насекомых каким-то чудом все-таки попала в решето и даже, кажется, вместе с маткой. Но пчелы, хоть и действительно не собирались ее бросать, обета безкусия не довали и всем скопом кинулась в решительную атаку на авангард и тылы, то бишь бабку и ветеринара. И если бабка, видимо, все-таки ожидала чего-то подобного, и, даже не особенно сопротивляясь, рухнула с яблони вместе с решетом, то ветеринар от такого коварства так опешил, что даже не сразу подыскал нужные слова:
- Нюша!!!! Чаво это они?! Скажи им, шобы прекратили, я же их не трогал!!!
Но пчелы не желали ничего слушать, а бабка - говорить, ибо со всех ног драпанула к речке и Чубрик поспешил присоединиться к этому увлекательному кроссу. Вы знаете, сколько пчел в обычном улье??? От 30 до 100 тысяч. Думаю, тыщ десять полетело в погоню, еще десяток малодушно остался на яблоне, остальные же перманентно высыпались из влекомого бабкой решета и, не разбираясь, кто прав, а кто виноват, устроили всеобщий террор и насилие в отдельно взятом районе.
Через пять минут деревня вымерла!!!! Даже куры забились в кусты, а передовики-трактористы повыскакивали из своих железных коней и с воплями устремились в лес!!!
- Нюша, - отдышавшись в лопухах у речки, с трудом выдохнул ветеринар. - Няправильныя у тебя пчОлы! Старанные какие-то, ей-бо, никогда таких нервных не видел! Нябось, лясные, дикия!!! Мои себе такого не позволяют!!!
На что бабка от души огрела его по голове решетом, которое машинально продолжала держать в руках. Хорошо хоть пчелы оттуда по пути высыпались...
И оба поковыляли к фельдшерице на уколы супрастина. А я написала рассказ "Рой"
И с тех пор почему-то не боюсь пчел. Наверное, потому, что они все-таки умнее некоторых людей, а бояться стоит только дураков...

7

23.11.2003:
Паниковский отдыхает!! :-))))

На выходных мы в полном составе (я, муж, его сестра и ейный муж Шурик) ездили на юбилей горячо любимой теще-свекрови. Причем чем дальше, тем более горячо любимой, ибо за пятичасовой путь в тряском вагоне все успели прямо-таки зверски проголодаться и истекали слюной в предвкушении праздниченого стола, на который свекровь была зело горазда.( Collapse )

На перроне нас встретил какой-то Шуриков знакомый на еще более какой-то машине, марку которой я после долгих раздумий идентифицировала как "ржавая консервная банка". Двигалось ОНО на газу, но заводиться на нем отказывалось, так что процесс запуска выглядел так (в двух повторах): водитель и сидящий спереди Шурик, взявшись за открытые дверцы, с ветерком мчали весело дребезжащую банку с нами по проселочной дороге, а когда у ней в нутре начинало тарахтеть, запрыгивали в салон. Почему в двух - потому что в первый раз Шурик запрыгнуть не успел, а когда водитель притормозил, она снова заглохла...
Итак, мы с ветерком, задувающим во все щели и трещины колымаги, промчались по шоссе, чувствуя себя экспортными каспийскими кильками, а затем завернули в какую-то деревню и снова заглохли. То есть это мне показалось, что заглохли. Оказывается, в одной из хаток жила бабушка водителя, и он поволок ей какой-то ведро из багажника.
Открыл калитку и скрылся в доме, а мы остались ждать.
И тут из-за угла избы вымаршировал косяк гусей в количестве семи штук, без колебаний устремился к распахнутой калитке и целеустремленно почесал куда-то вниз по улице, в конце которой виднелось шоссе.
-...!!! - дружно сказали мы, представив, как удравшие гуси превращаются в живописное украшение чьих-нибудь бамперов и протекторов.
Ленка, как самая услужливая, поспешно вылезла из консервы и помчалась вслед беглецам. Гуси, вырвавшись за пределы родного двора, сбавили темп, так что ей без труда удалось зайти им во фронт и вежливо намекнуть, что, мол, неплохо бы им вернуться в родные пенаты.
Гуси переглянулись и раскатисто захохотали, то есть загоготали. После чего самый наглый и здоровенный гусак сказал Лене "Шшшшшшшш!!!" и, помахав крыльями, вполне определенно указал ей направление, куда она может пойти со своими претензиями.
Лена, в ужасе убегающая даже от тявкающего щенка, убежала не просто в ужасе, но и с визгом. А гуси продолжили свой неспешный марш к шоссе.
Следующим на усовещение гусей отправился Шурик, заблаговременно вооружившись подобранным у обочины дрыном.
- Га-га-га!!! - сказали гуси еще издевательскей и отрядили против Шурика трех лучших шипачей, так что он постыдно бежал вслед за Ленкой - правда, не визжа, а в глубоко нецензурной форме излагая гусям, как они не правы.
Поскольку у меня с утра болело горло и выходить из машины я не собиралась, очередным парламентером к гусям отправился муж. И, подойдя к ним на расстоянии клевка, энтот самый клевок получил, после чего картина посередь сельской улицы живо напомнила мне бандитскую стрелку в жанре фэнтези: трое растерянных троллей против семи аггрессивно настроенных хоббитов. Причем последние уже начали окружать первых с явным намерением: "нам бы их только повалить, а там ногами затопчем!".
И тогда я, презрев гнусную хворь, выкарабкалась из машины и поспешила на выручку, ибо забыла спросить у мужа пароль к своему сайту и опасалась, как бы он, заклеванный гусями, не унес это сокровенное знание в могилу.
Я благополучно обогнала гусей, повернулась и подняла руки, задавая ими нужное направление, но, увы, по причине простудной охриплости из слова "Кыш!" мне удалось воспроизвести только среднюю букву, зато в такой хрипло-воющей тональности, что на мгновение замолкли не только гуси, но и заклевываемые ими родственники.
Сцена "к нам приехал ревизор!" продолжалась от силы секунду.
То ли в гусиной мифологии высокие фигуры в длинных темных плащах с надвинутыми на нос капюшонами символизировали гусиную смерть, то ли на моей мрачной физиономии без малейших признаков вегетарианства было написано "Ее разыскивает Гринпис", но для гусиной психики это зрелище и слышыще оказалось непосильным. Выплюнув Ленкины штаны и мигом перегруппировавшись в убегательный порядок, птицы с громким, исполненным животного ужаса гоготом ломанулись назад к дому. Я поспешила за ними, медленно поднимая и опуская руки в просторных рукавах и для вящего эффекта воспроизводя столь удавшееся мне "Ы!" в различных, но одинаково мерзких вариациях. За спиной то ли издевательски над бежавшим противником, то ли истерически надо мной РЖАЛИ самоотверженно, но незаслуженно спасенные мною родственники.
Гуси добежали до калитки и, не потрудившись притормозить, по касательной, чуть не заваливаясь на бок, влетели во двор.
Приотставшая гусыня под впечатлением грозной меня с разгону впечаталась в забор возле калитки, с истошным ором побарахталась на спине и, наконец-то перевернувшись, с хлопаньем крыльев понеслась следом за стаей.
Я с чувством выполненного долга закрыла калитку на крюк и вернулась к машине, где родственники уже со смаком обсуждали, что связываться с ведьмой не рискуют даже гуси...
И тут вернулся водитель, вместо ведра волоча какую-то кошелку. Он вышел на середину улицы, зачем-то осмотрелся по сторонам, изумленно уставился на гусей, сбившихся в дрожащую кучку в углу двора и, видимо, торопливо бросающих жребий, кого отправлять ко мне на заклание, дабы уберечь от сей плачевной участи всех остальных, и удивленно вопросил: "Странно, что-то гуси к канаве гулять не идут... ребята, шуганите их кто-нибудь со двора, пока я машину заведу, а?!"
Он долго не мог понять, почему после этих слов его машина затряслась так, словно в ней кого-то защекотывали насмерть!!!!
...разумеется, во избежание инфарктов среди гусей шугать их отправился он сам... :-)))

8

Это я завтра почитаю.

9

А мы читали всем коллективом, на работе, пока покупателей не было. И ржали на весь гипермаркет))

10

Ведьма написал(а):

И ржали на весь гипермаркет))

приятно, когда в коллективе царит единодушие)))

11

Понравилось :)

12

Busja написал(а):

Понравилось

продолжаю:

Эх, прокачу! :-)))

Ну почему, когда досточтимый olesher выкладывал хроники своих гонок на больничных каталках, он не сделал в начале пометку "Внимание! Повторение данного трюка опасно для жизни!"
( Collapse )

Сегодня с утра в нашем институте закипела бурная деятельность: ожидали какую-то большую шишку из министерства, и директор, собственноножно поднявшись к нам на этаж, сделал грозное движение бровями в сторону загромождающей коридор мебели, оставшейся еще от прошлых обитателей, то бишь института радиационной медицины.
Начальница торопливо заверила, что это безобразие сей же момент будет ликвидировано, и сразу же после уходе директора все имеющиеся в наличии сотрудники (а именно бабы в количестве четырех штук, мы с Катькой включительно, и грубая мужская сила в Володином лице) были мобилизованы на грузоперевозки, для коих нам была выдана со склада тележка грузовая 1 шт, то бишь платформа на колесиках, длиной метра полтора, вполовину уже, с длинной ручкой.
Около часа мы старательно пыхтели, свозя всю эту фигню в одну из пустующих комнат, и когда коридор наконец расчистился, девчонки с чувством выполненного долга свалили на обед, начальница побежала к шефу рапортовать, Володька заперся в боксе, а мне было поручено отвезти тележку в дворницкую.

И вот теперь представьте:
Длинный, просторный, полутемный коридор.
Ни души.
Синяя тележка на упругих резиновых колесиках с дивно плавным ходом.
И одна Великая Писательница, решившая : "А чем я, блин, хуже Пехова??!!!".
Тележка разворачивается ручкой вперед. Седлается а-ля самокатик, но, поскольку платформа широкая, отталкаваться приходится в танцевальном стиле, то есть оттолкнулась слева, перескочила на правую сторону, оттолкнулась справа и т.д. т.п.
Тележка хорошая!! Устойчивая!!! Совершенно нетряская, так что быстро набирающаяся скорость практически не ощущается, только слышно, как ровно гудят резиновые колеса по полу.
Продолжаю пихаться!!!
Нет!!!
Это все не то!!!
Мне этого показалось мало!!!!
И эффектная картинка дополняется зловещим воющим хохотом пикирующего на жертву нетопыря!!!

А теперь давайте взглянем на ситуацию с другой стороны.
Директор, которому на ушко прошептали: "Мол, коридор убран, теперь не опозоримся!", прекращает накачивать чаем уже откровенно скучающую комиссию из министерства. Берет ихнюю Главную Тетку под локоток и торжественно, на лифте отвозит вверх, расписывая ей разработки и перспективы нашего достойного учреждения.
На панели загорается четвертный этаж, пассажиры дружно поворачиваются к дверце, директор открывает рот, дабы торжественно произнести: "А вот здесь у нас..."
И в этот момент мимо лифта пролетает синяя грузовая тележка с воющим лаборантом в белом развевающемся халате...

...я вот думаю - мне завтра на работу идти, или уже можно не суетиться??? :-))))))))))

http://volha.livejournal.com/2004/02/11/

13

"Выросли .... большие-пребольшие!" :-)))

Здание нашего института напоминает несговорчивую избушку бабы-яги, стоящую задом к городу, а передом к лесу и узкой речушке. Вид из окна, конечно, изумительный, но, когда неделю назад ударил оттепель, поле вокруг института превратилось в гигантскую лужу около полуметра глубиной, по которой обломками Титаника дрейфовал колотый лед. Так что до крыльца мне пришлось добираться если не вплавь, то вброд, безуспешно высматривая добросердечного Мазая. ( Collapse )

Звучно чавкая ботинками и оставляя мокрые следы, я, аристократично-печальная с виду и зверски матерящаяся в душе, вломилась в нашу лабу, и только собралась облегчить душу перед лицом нашего ко всему привычного коллектива, как обнаружила, что посередь энтого самого коллектива стоит наша начальница.
- Оля! - неподдельно, а посему подозрительно обрадовалась мне она. - У меня для вас есть задание! Сегодня мы будем изучать носки!!!!
Я на всякий случай придержала готовую отвалиться челюсть.
- Чего?!!!!!
- Нам одна фирма передала на испытание носки, - пояснила начальница, - которые якобы помогают от грибковых болезней и снижают потливость ног! И мы должны дать им сертификат, что оное явление имеет место быть.
Я живо вообразила, как коварно, украдкой подсовываю носки мужу (добровольно на столь сомнительный опыт он вряд ли согласится), а вечером, зажав нос, выкрадываю их из ботинок, для чистоты эксперимента и воздуха упаковываю в три целофановых пакета и торжественно несу на работу.
- Нет, - содрогнувшись, решила начальница, тоже не лишенная воображения, - мы их просто посеем!
Я еще более красочно представила, как, по колено в воде, бреду по лужайке возле института и щедрой дланью рассеваю носки из лукошка, аки китаец на рисовом поле.
- Мы их порежем, - с энтузиазмом, все больше вдохновляясь, расписывала посевную начальница. - Нанесем на чашки Петри с агаром раствор с микробами, сверху положим носки, и посмотрим, какая вокруг них будет зона подавления! (справка биЁлоХическия: таким образом определяют чувствительность микробов к антибиотикам, только вместо носков берут диски 6 мм в диаметре, пропитанные антибиотиком, и чем на большем расстонии от них микробы не растут, тем антибиотик сильнее).
В моем воображении носки успели проклюнуться посередь поля, вымахать под два метра и заколоситься огородными пугалами одно другого страшнее. Реальность несколько разочаровала, но пропустить сей увлекательный эксперимент я ни в коем случае не могла!!! Как и остальные девченки, так что мы набились в бокс всем лабовым составом, то есть я, Катька, Надька и Танька.
Носочки оказались в духе "мой любимый цвет, мой любимый размер", то есть черные, 25-ый, весьма симпатишные и 60% хлопок.
- А давайте мы их где-нибудь с краешку покромсаем, а потом заштопаем и себе заберем? - предложила я, тоскливо поглядывая на свои мокрые ноги в рабочих тапках.
- Нет, надо пятку брать, - кровожадно решила Катька. - Она понаваристее должна быть!
И, схватив ножницы, кровожадно искромсала носки на неровные лохмотья.
- А кто их стирать будет? - вспомнила я, размешивая микробов в физрастворе. - Они же якобы сохраняют свои целебные свойства даже после десяти стирок!
- А давайте мы под это дело из института стиральную машину выбьем! - осенило Катьку. - Типа "в связи с производственной необходимостью"! Ну, а заодно и вещички в ней будем простирывать...
- Не покатит, - мрачно сказала Танька. - Они уже "в связи" главному экономисту аквариум купили. Финансовый лимит исчерпан на год вперед.
- А зачем экономисту аквариум? - не поняла новенькая в нашей лабе Надька.
- Он у рыбок учится непроницаемую физию делать, когда сотрудники спрашивают, где деньги за ВНК за прошлый квартал, - злобно наябедничала я, и впрямь однажды застав экономиста в медитации перед аквариумом, причем они с крапчатым сомиком были на одно лицо.
Танька засеяла чашку и, пинцетом подцепив кусок носка, пришлепнула его на агар. Не удовлетворившись результатом, набрала лохмов в щепотку и жестом "цып-цып-цып, расти носок большой и маленький!" посыпала их в чашку. Получилось очень эффектно и художественно. Мы торжественно запихали результат в термостат и я почапала домой с мокрыми ногами, зато приподнятым настроением.

Утром, едва раздевшись, мы наперегонки кинулись в бокс, извлекли чашки из термостата и, расставив их по столу, обступили оный с вытаращенными глазами.
- Блин, да это прям оружие массового поражения!- наконец со священным ужасом изрекла Катяка, аж закашлявшись.
Носочки сработали в духе цианистого калия, подавив рост микробов сильнее, чем самый мощный из имеющихся в нашем расположении антибиотиков!!!
- Кляп из носка, - выразительно изрекла я, - идеальное средство от атипичной пневмонии!
Катька раскашлялась еще сильнее, что не помешало ей показать лично мне незнакомый, но определенно неприличный знак.
- А как вы думаете, ими геморрой лечить можно? - задумчиво изрекла Танька.
- Импотенцию так точно! - радостно хрюкнула я. - Утром одел, денек походил, вечером как огурчик!
- Не рисковала бы, - задумчиво изрекла откашлявшаяся наконец Катька. - Фиг их знает, чего эти фирмачи туда набухали, еще отвалится вместе с носком!
Я искренне порадовалась, что не сумела выклянчить вчера вторую пару, ибо застуженные ноги всяко лучше отпавших.
Тут в лабу прямо в шубе ввалилась начальница, тоже жаждущая узнать, как там наша уборочная страда. И, восхищенно поахав, объявила:
- Девочки, у меня для вас две новости - плохая и хорошая!
- Сначала плохую! - переглянувшись хором решили мы.
Начальница виновато развела руками:
- Заказчики говорят, что у них финансовый кризис и денег они нам, увы, дать не могут...
И, видя наши медленно звереющие лица, поспешила добавить: - А хорошая - они согласны выплатить нам эту сумму НОСКАМИ!!!

...если фирмачи последуют нашему коллективному заключению, то у них есть неплохой шанс избавиться и от геморроя, и от импотенции...

14

Методики воспитания :-))

За последние два года я выяснила, что два предыдущих десятка лет меня бессовестно обманывали. Самое упрямое животное в мире - это вовсе не осел! Это ( Collapse )
КОШКА.
За это время ей удалось переупрямить меня (!!!) по трем пунктам:
1. Нельзя писать в ванну (мне проще за пару секунд ЭТО смыть, чем три минуты тыкать в ЭТО орущую кошку и еще две ее отмывать; я перевоспиталась за полгода ЕЖЕДНЕВНЫХ боев)
2. Нельзя воровать из хозяйской тумбочки вату и таблетки (мне проще, уходя, подпереть тумбочку магнитофоном; ибо через пять минут после экзекуции кошка НАРОЧНО идет проверять, а не положили ли туда чего-нибудь новенького, за что ее еще не драли)
3. Нельзя жрать рассаду перцев(мне не жалко! но она же ее не ест, а откусывает и выплевывает! И чем в воспитательных целях запихивать в кошку откушенное, проще проверить, закрыта ли дверь на кухню и нет ли на оной кошки)
У меня остался последний бастион - шкаф. В шкаф кошка прошмыгивает просто виртуозно! Незаметно просачивается между ног, вскакивает на полку и растягивается всей черной линючей тушкой на светлом белье. Причем тот факт, что дверца тут же закроется, ее ничуть не волнует - ведь стоит, выспавшись, лениво поскрести лапой, как шкаф тут же откроют и ее величество выпустят! А что по заднице черной вслед дадут, так это еще придает жизни остроту!
И вот на днях приходит муж домой с работы. Открывает шкаф. Туда немедленно шмыгает кошка. Дверь закрывается. Мы идем на кухню есть и, уже сев за стол, слышим привычные ленивые шорк-шорк по двери. Одной лапой. Типа: ну, блин, бегите, спасайте свою ненаглядную госпожу!
- А хрен тебе! - с чувством говорю я, ибо сегодня уже раза три ее из шкафа выкидывала.
Хлопает холодильник, звенит крышка сковороды, стучат тарелки...
И тут у кошки появляется СТРАШНОЕ ПОДОЗРЕНИЕ, что ее жестоко прокинули! Что ее нарочно заманили в шкаф, чтобы пожрать в свое удовольствие и не делиться с маленьким пушистым домашним любимцем!
Кошка берется за дверь всерьез! Двумя лапами!!!
Ах вы мерза-а-авцы!
Да как вы посмели!
Да вот же она я, в шкафу сидю!
Мы, не выдержав, начинаем ухохатываться...
Кошка окончательно утвержается в своей догадке!!!
Аааааа!!!
Жрут!!!
Без меня!!!
Ну точно, что-то вкусное! Печенку!! Курочку!!! Скумбрию в масле производства калининградного рыбоперерабатывающего завода!!!
Продолжаем неспешно разговаривать, звенеть вилками и чавкать.
Шкреб набирает интенсивность! При должном старании у коши есть неплохой шанс переработать дверцу на опилки!
Замуровали, демоны!!!
А сами!
А САМИ!!!!!
Наконец я составляю посуду в мойку и НЕСПЕШНО иду выпускать великомученицу Шушундру.
Кошка ПУЛЕЙ вылетает из шкафа, чуть не сбивая меня с ног! И, буксуя на поворотах, с истошным воплем мчится на кухню! К миске!
А там пусто!!!
Ну точно, все без меня сожрали!!!!
ГАДЫ!!!
Аааааа!!!
Покрутилась, поорала, и сбежала назад в комнату. Залезла в корзинку, надулась и сидииииит...

...Третий день кошка к шкафу не подходит... и когда я нарочно долго в нем копаюсь, злобно смотрит, как на гнусного провокатора...

З.Ы. А на ужин была всего лишь жареная картошка с солеными огурцами, которые кошка терпеть не может :-)))))))

15

Вся правда о кислотном пилинге :-)))

Наверное, я неправильная женщина.
Я не люблю ходить по бутикам, выбирать косметику и кремы для меня существуют только трех видов: для рук, для ног и для лица. Причем я их периодически путаю и ничуть от этого не страдаю. Но наша лаба не такая!
( Collapse )
Она современная и продвинутая, и желает, видимо, быть вечно молодой, даже если для этого нашим теткам придется мумифицироваться и ходить с не закрывающимися глазами и не открывающимся ртом, как какой-нибудь Ларисе Долиной или уже упомянутой prosto_kat Майклом Джексоном.
Пока, впрочем, до подтяжек и липосакций наши увядающие 25-30 летние старухи не дошли, однако стадия омолаживающих кремов ими была уже успешно пройдена (успешно для впаривающих эту хрень косметических компаний), и с приходом весны Катька, Оля и Таня почуяли в себе некое томление, которое было идентифицировано ими как желание радикально омолодиться.
Вместо того, чтобы найти себе нормального мужика, который будет поминутно восклицать: "Дорогая, как дивно ты выглядишь!" (ну и регулярно доказывать, что он так действительно считает), девчонки почему-то решили, что счастье их жизни заключено в бутыли сомнительной жидкости с надписью "Гликолевая кислота. 10%", которую надлежало мазать на лицо для сглаживая неровностей оного.
- Вместе с носом? - злорадно предположила я.
- Ни хрена ты не понимаешь в красоте, а еще великая писательница! - Возмутилась Катька. - Ты только посмотри на свою облезлую морду с морщинами у глаз!!
- Ну и что? - философски отозвалась я, меланхолично читая очередную, на редкость гнусную Донцову. - Морщинки великих писательниц только украшают! Они у меня очень даже обаятельные!
- Они первый симптом того, что тебя скоро пора закапывать! - не сдавалась Катька.
- С морщинками или без, всех нас все равно закопают, - не поддалась на провокации я.
- Зато я буду лежать в гробу молодой и красивой, - зашла с другой стороны Катька, - а тебя будут хоронить с закрытой крышкой!
- Зато за моим гробом будут толпой идти безутешные поклонники, а за твоим - разве что одинокий некрофил! - парировала я.
Катька злобно засопела и пошла агитировать остальных девченок. Тех жуткая перспектива похорон в морщинках напугала куда больше и итоге дамы решили сообразить бутыль кислоты на троих и, скинувшись по двадцать баксов, приобрели у Катькиной подруги Соньки чудо-растворчик. И в тот же вечер, к ужасу родных и плохо скрываемому злорадству меня, обработались им от и до.

Через неделю в нашей лабе наблюдались три бабы разной степени облезлости, шелушистости и краснопятнистовости. На их фоне моя зимняя аллергия смотрелась прям как реклама чудо-средства от псориаза "до" и "после". После, разумеется, была я, а девчонки изображали разные стадии "до". Особо мерзко шелушилась Оля, могущая теперь прямо без проб сниматься в фильме "Мумия", а Катька без проблем сошла бы за дублера. Более-менее прилично выглядела только Танька, которая, как самая умная, перестала мазать кожу черти чем уже через три дня и за недельку успела слегка поджить.
Тем не менее, Катька с Олей не сдавались и с каким-то совершенно непонятным мне мазохистским предвкушенем обсуждали, как приятно будет намазать рожу (на простое человеческое лицо ЭТО походило весьма отдаленно) более концентрированной, 40% кислотой, которая уж наверняка-то им поможет. Я ехидно советовала им не мелочиться и сразу воспользоваться 100%, причем серной, которая имеется у нас в кладовке совершенно бесплатно. Заштукатуренные по самое никуда, но все равно напоминавшие жертв чумы, проказы и стригущего лишая разом, коллеги украдкой чесались, грозили обмакнуть в кислоту меня, причем целиком и до полного растворения.
Но я только злорадно хохотала, рядом с ними чувствуя себя просто чудесно омоложенной.
Так что кислотный пилинг - это действительно классная штука!!!! :-)))

вот, наверное, я тоже неправильная женщина, т.к. в магазин готова ходить только с одной целью - купить пищи домой. Походы же по магазинам с целью "шоппинга" меня всегда вводят в отвратительное расположение духа, продавцы, кидающиеся мне на помощь, бесят безумно, а трата денег на тряпки раздражает... ну, и с косметикой-парфюмерией то же самое, в такие магазины я захожу только заткнув нос рукавом или воротником, чтоб не брякнутся в обморок прямо с порога. А косметику мне муж привозит и пользуюсь я ей потом долго-долго.

16

Как-то в июле поехав на дачку,
Папа и сын прихватили собачку,
И привязали на цепь у забора,
Чтобы та лаяла громко на вора.
Псине наскучил садистский порядок,
И, отвязавшись, она между грядок
Мирно пошла, отмечая границы,
Куриц гоняя (плевать, что не птицы!)
После, нарушив участка пределы,
Псина покушать слегка захотела,
И у студентов, чинивших гараж,
Съела украдкой из мисок гуляш.
Дядьку соседа, половшего грядки,
Псинка прогнала, кусая за пятки,
У рыбака, что сидел у канавки,
С лаем отняла цветастые плавки
И, проявляя сочувствие к горю,
Рыб из садка отпустила на волю;
Бабок, вязавших носки под окошком,
Возле избы погоняла немножко;
После, на них порычав понарошку,
В рощу она отыскала дорожку.
В роще сидел под березою тонкой
Пьяный - один на один с самогонкой
Псина его пожалела, беднягу
И отобрала коварную влагу.
(Не прикоснувшись к зловонной отраве
Псинка бутыль утопила в канаве)
После, когда ничего не осталось,
Псина к забору назад привязалась...
Папа и сын только диву давались :
Два километра за бедными гнались:
Дядька-сосед вместе с тяпкой блестящей
Восемь студентов с пилой настоящей,
Мокрый рыбак с подсаком, в новых плавках
Бабки, что раньше сидели на лавках,
Птичница Маня с крысиной отравой,
И неизвестный с дубиной корявой...

17

Как наш экономист наконец-то снял с Катьки жуткое НИИ-нское проклятье... :-)))

Кто сказал, что после увольнения Катька ушла из института?! Щас!!!
Первую неделю она продолжала ходить на работу, как ни в чем ни бывало, правда, с большим опозданием, невероятно довольным видом и полнейшим нежеланием что-либо делать, даже по старой памяти. Когда случайно натыкавшиеся на нее в коридоре экономист или ученый секретарь опрометчиво радовались и пытались выдавить из нее какой-нибудь недодавленный отчет по проекту этого года, Катька с лучезарной улыбкой и в глубоко нецензурной форме сообщала нахалам, где именно они могут этот отчет поискать, хоть поодиночке, хоть друг у друга. Потом Катька стала появляться реже, но все равно с удручающей регулярностью, день через два, по анти-графику своей новой работы. ( Collapse )

Каждый раз, когда я видела ее омерзительно цветущую физиономию, а под ней - новую бенетоновскую майку с жабой, успешно скрывающую отсутствие того, что должна бы подчеркивать, мне хотелось завопить "Свят-Свят!" и перекреститься, ибо лично я под страхом смертной казни отказывалась возвращаться в институт во время отпуска даже на полчаса . Из чего можно было заключить, что Катька и в самом деле померла и является нам в виде призрака, навеки прикованного к нашей лабе начисленной еще месяц назад премией в размере 50 баксов, которую наш институт привычно зажимал до последнего (я так подозреваю, последнего помершего с голоду сотрудника).
- Нет, ну вы посмотрите на эту гнусную бабу! - возмутилась Катька, швыряя сумку на стол и начиная извлекать из нее пакеты с зефиром, пачки чая и кульки конфет. - Я принесла вам еды и зрелищ, а она еще чем-то недовольна!
Я выгребла из пакета зефирину, внимательно осмотрела и обнюхала на предмет посыпания ее цианистым калием, но, ничего не обнаружив, решила, что Катька просто решила продлить мучения оставшихся в лабе сотрудников путем их подкорма.
- А нам землю привезли, - неожиданно сообщила Танька, наличествующая в лабе только нижней частью с задом включительно. Верхняя торчала из окна, от нечего делать изучая расстилающийся под ним пейзаж.
В пейзаже и в самом деле произошли некоторые изменения в виде двух холмов черной земли, могильными курганами возвышающимися посреди газона.
- Это чего такое? - изумилась и я, свешиваясь рядом с Танькой.
- Наверное, наша дирекция хочет скрыть следы какого-то преступления, - зловеще предположила Катька, пропихиваясь в соседнее окно. - Так сказать, погрести его под слоем чернозема...
- Ты думаешь, они убили проверяющую комиссию из министерства? - обеспокоилась я. - То-то я не видела, как она отьезжала...
Катька скептически изучила землю.
- Нет, скорее всего, они закопали там нашу премию и теперь маскируют ее клумбой.
- Скорее уж альпийской горкой, - я кивнула на огромадный валун, как раз подкатываемый к клумбе пыхтящими работягами.
В этот момент в лабу вошла чем-то возмущенная начальница. При виде приветливо помахавшей ей Катьки она непроизвольно попятилась, но все-таки взяла себя в руки и сообщила:
- Девочки, надо бы погрести...
- Кого?! - в один голос завопили мы.
- Не кого, а что, - машинально поправила начальница. - Землю! Тут пришел приказ облагородить прилегающий к институту участок, вот зам по АХЧ и расстарался.
Поскольку инициатива зама по АХЧ на нашей памяти еще ни к чему хорошему не приводила, мы дружно пригорюнились.
- Короче, - продолжала пребывавшая не в лучшем настроении начальница, - надо выполоть траву на газоне, потом насыпать вместо нее чернозема, а потом вкатить туда камень и посадить цветы.
- А рельсы вокруг укладывать не надо? - мрачно поинтересовалась я, представив себя эдакой бабищей в тулупе и оранжевой каске, кувалдой забивающей костыли на стройке коммунизма.
- И чего нам за это будет? - поинтересовалась практичная Танька.
- Нам за это будет премия! - хмуро сообщила начальница. - Всем, кто пойдет копать клумбу, ее дадут сегодня, а кто не пойдет - через неделю!
- Как?! - возопила Катька. - А я?!
- А особенно директор настаивал на вашем, Катюша, присутствии, - медовым голосом протянул заглянувший в дверь экономист, упиваясь мигом своего триумфа. - Покопаете каких-то три часика, и премия ваша!
Катька зарычала и экономиста как ветром сдуло.
Через полчаса наша лаба, закинув на плечи грабли и совковые лопаты, уныло плелась вниз по лестнице, стеная, как вереница зомбей, насильно поднятых корыстным некромантом для строительства какого-нибудь Мордора. В принципе, можно было спуститься и на лифте, но мы всячески оттягивали знакомство с озеленительными работами. Ибо:
а) все мы, ессно, заявились на работу в туфлях на шпильках, а не кирзачах до колена
б) спецовок нам не выдали, куртки пачкать не хотелось, а в халатах было холодно
в) вы пробовали когда-нибудь вскопать 3 сотки целины, по сотке на нос, при помощи совковой лопаты?!
г) и вообще, при чем тут наша лаба, когда в институте работает 300 человек?!!!
- Засекаем три часа, - злорадно сказал экономист. - И копаем вот отседа и доседа!
После чего, несмотря на многообещающее "мы", ушел курить за угол.
Мы вяло поковырялись в будущей клумбе совковыми лопатами и ими же пристукнули свою вяло вякавшую совесть, намекавшую, что, мол, физический труд облагораживает. Посадить цветочки я еще была согласна. Пожалуй, даже порыхлить землю. Но выкорчевывать дерн, копать и тягать камни?!
Короче, через три минуты я уже сидела на лавочке и играла на сотовом телефоне, а остальные, столпившись вокруг меня, дружно болели за каждого подстреленного медведя. Когда вернувшийся экономист вместо клумбы обнаружил притон азарных игр, у него от возмущения выпала из пальцев зажигалка. Наорав на лодырей и тунеядцев, он минут десять вдохновлял нас личным примером, то есть бегал вокруг и советовал, как надо правильно втыкать лопату в грунт, чтобы она при этом не гнулась, пока вконец озверевшая Катька не изложила ему свои предположения, откуда он так хорошо в этом вопросе разбирается. Оскорбленный экономист самоликвидировался в свой кабинет, пообещав бдеть за исправительно-трудовыми работами из окна.
Итогом трехчасовых копаний (включая десять перекуров, двенадцать отлучек в таулет, поход в магазин, закупку пирожков и пикник на лавочке под правердный ор экономиста с выси четвертого этажа, так что в курсе наших с ним отношений был весь прилегающий к институту район) стала двухметровая полоса земли, здорово напоминавшая ход гиганского крота, подходивший к камню и под ним обрывавшийся, как будто несчастное животное со всей дури врезалось в гранит головой. Два перекосившихся в разные стороны кустика нарциссов усугубляли ощущение, что в этом месте кого-то спешно захоронили. Куда впихнуть еще и чернозем, мы понятия не имели, а посему просто покрошили его сверху тонким слоем, как шоколадную крошку на торт. Не знаю, как насчет облагораживания фасада здания, но некую оригинальность наша деятельность ему определенно придала...
Катька фурией ворвалась в бухгалтерию, первой цапнула выстраданную премию и, пообещав, что ноги ее больше в этом проклятом месте не будет, тут же исполнила свою жуткую угрозу, на выходе мстительно запечатлев на камне душераздирающую надпись: "Покойся с миром, моя загубленная молодость!!!"
Больше Катьку в лабе не видели... а жаль :-))

З.Ы. Вчера утром шла и видела, как экономист с грузчиками, злобно матерясь, разворачивали камень надписью к стене... :-)))

18

Хорошо почитали! Ждем продолжения))

19

Ведьма написал(а):

Хорошо почитали! Ждем продолжения))

а уж мне-то как нДравится)))

20

И мне нравится, хорошо пишет. Читаю и хохочу. Спасибо, Люся!


Вы здесь » Чау-чау и компания » Читаем, смотрим, слушаем. » Ольга Громыко, читая ЖЖ